СТРАТЕГИИ БИЗНЕСА: АНАЛИТИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК
Под общей редакцией академика РАЕН, д.э.н. Г.Б. Клейнера
Москва, «КОНСЭКО»,1998

Глава 7. Практика принятия стратегических решений опыт организации стратегического планирования на предприятиях
 

7.9. Пример стратегической ситуации в сфере контроля за предприятием «Красноярский алюминиевый завод»

Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ) относится к индустриальным гигантам мирового масштаба. Он занимает второе место в России по производству первичного алюминия (после Братского алюминиевого завода). КрАЗ служит основным источником доходной части бюджета Красноярского края. Другими словами, завод дает работу, кормит и одевает большую часть населения.

Как и большинство предприятий алюминиевой промышленности, КрАЗ изначально был ориентирован на мировой рынок. В реформенный период экспортная ориентация отрасли еще более усилилась, о чем свидетельствуют следующие данные. По производству алюминия Россия занимает второе место в мире после США, выпуская около 3 миллионов тонн металла в год. Это составляет примерно 20,6% мирового объема. На потребление внутри страны приходится примерно 600 тыс. т (20% от произведенного алюминия). Весь остальной металл отправляется на экспорт.

Пока еще алюминиевая промышленность России сохраняет конкурентоспособность. Но для этого производители алюминия в целях сохранения прибыльности переработки во все больших объемах стали ввозить импортный глинозем по схеме внешнего толлинга.

Толлинговые операции заключаются в том, что зарубежная фирма поставляет на российские перерабатывающие предприятия сырье, оплачивает его переработку, а затем получает назад уже готовую продукцию. Такая схема, помимо негативного влияния на экономическое положение отечественных производителей глинозема и бокситных руд, ставит алюминиевую промышленность России почти в полную зависимость от зарубежных компаний. На сегодняшний день более 60% мощностей алюминиевой индустрии работает на импортном глиноземе.

Либерализация экономической деятельности, передача госсобственности в частные руки проводились в отсутствии эффективных механизмов экономического регулирования и правового контроля. Это предопределило принятие заведомо неэффективных решений как руководителями предприятий, так и чиновниками, связанными с алюминиевой промышленностью; создало условия для действия полукриминальных структур. Красноярской краевой администрацией неоднократно предпринимались попытки предотвратить распродажу за бесценок высокорентабельных, стратегически важных предприятий. Однако все разумные доводы игнорировались, что мотивировалось необходимостью срочного пополнения бюджета, даже в ущерб долгосрочным национальным интересам.

В связи с кризисом в экономике, начиная с 1992 г. зависимость отрасли от мировых рынков алюминия усилилась еще больше из-за резкого сокращения платежеспособности и спроса на внутреннем рынке России. К указанному периоду относится почти полная переориентация завода КрАЗ на толлинговые сделки. Схема гарантировала бесперебойную работу производства без привлечения собственных оборотных средств и, по отзывам специалистов, спасла предприятие от полной остановки.

Одним из первых иностранных партнеров КрАЗа стала фирма «Trans-Cis Commodities LTD» («TCC»), зарегистрированная в Монте-Карло. Она являлась дочерним предприятием мощной международной корпорации «Trans-World Metals LTD». Причем возглавляющие фирму «ТСС» бывшие граждане СССР, ныне живущие в Израиле братья Лев и Михаил Черные, имели обширные связи не только в мире бизнеса и финансов.

Еще в начале 1992 г. вице-премьер Правительства России Олег Сосковец ходатайствовал перед Министерством экономики о предоставлении разрешения на переработку по схеме толлинга (ввоз импортного глинозема и вывоз алюминия) на КрАЗе, а в марте того же года приехал в Красноярск, где на расширенной коллегии Комитета металлургии РФ лично представил директорскому корпусу алюминиевой отрасли братьев Черных и рекомендовал с ними активно сотрудничать.

Заключенный в августе 1992 г. договор с фирмой «ТСС» и принятые позднее дополнения фактически поставили КрАЗ в полную финансовую зависимость от заграничных партнеров. Он предусматривал монополию на толлинговые операции (эксклюзивное право поставки сырья, 75% всего толлинга, договор о сотрудничестве до 2003 г.). В последующие два года во время акционирования завода фирма братьев Черных предприняла попытку установить тотальный контроль над КрАЗом, скупив контрольный пакет акций. Через московские банки «Русский капитал» и «Залогбанк» было приобретено до 20% акций. Предпринимались также попытки скупить акции на чековых аукционах через физических лиц.

Фирмой «ТСС» были выделены значительные средства на развитие завода, который рассматривался фирмой как потенциальная собственность. Однако, поскольку фирма «ТСС» не имела на территории России ни рублевого, ни валютного счетов, то все взаиморасчеты с КрАЗом и Ачинским глиноземным комбинатом (АГК) она вела через различные коммерческие `структуры. Так, в октябре 1992 года руководителями межрегионального банка «Драфт-банк» был открыт расчетный счет АО «Эридан» и выдан кредит на сумму 740 млн. рублей. Полученные по кредиту деньги переведены КрАЗу и АГК в счет платежей «ТСС». Такие же расчеты за указанную фирму проходили через московскую коммерческую структуру «Грант». Этот способ расчетов послужил в дальнейшем основанием для признания притязаний «ТСС» на часть собственности КрАЗа недействительными.

В 1994 г. вместе со сменой руководства КрАЗа был принят курс на обеспечение независимости завода от зарубежных партнеров, включая и фирму братьев Черных. В конечном итоге администрация завода отказалась пролонгировать дополнительные соглашения, рассчитанные до 2003 г., а права банков на акции АО «КрАЗ» были оспорены через суд. В 1995 г., по инициативе краевой администрации, Госкомимущества РФ, нового генерального директора АО «КрАЗ», а также директоров ряда других фирм была создана финансово-промышленная группа «Транснациональная алюминиевая компания» («ТаНаКо»), куда вошли 12 предприятий Красноярского края. Создание «ТаНаКо» преследовало цель добиться сырьевой независимости, а также сохранения 20% акций, находящихся в собственности государства. Кроме того, компания проводила активную финансово-инвестиционную политику, главным образом на ресурсных рынках. Более 400 миллиардов рублей было израсходовано на приобретения Ярославского и Ачинского глиноземных комбинатов, Полевского, Южно-Уральского и Кувандыкского криолитных заводов.

Мощнейшая финансово-промышленная группа, через которую можно было прокручивать сотни миллионов долларов, стала еще более привлекательной в глазах иностранного капитала. Партнерство сулило стабильность, огромные доходы и дальнейшее внедрение в бизнес Урала и Сибири.

Новый виток конкурентной борьбы характеризуется тем, что на российском рынке производства алюминия столкнулись интересы уже нескольких конкурирующих иностранных компаний. Основное противостояние отмечено между «ТСС», фирмами «Айок» (США) и «Глинкор» (Швейцария). Суть противоречий – установление контроля над заводами алюминиевой отрасли России путем скупки пакетов акций. Контроль «ТСС» распространялся на Саянский алюминиевый завод (СаАЗ), Братский алюминиевый завод (БрАЗ), Новокузнецкий алюминиевый завод (НоАЗ), контроль «Айок’а» – на КрАЗ.

В конкурентную борьбу оказались втянутыми московские банковские структуры, администрация края и руководство КрАЗа, а сам завод оказался в центре большой алюминиевой «войны».

К этому времени стало ясно, что завод не может ориентироваться только на отечественного производителя сырья (ожидаемого подъема сырьевых предприятий не произошло) и вынужден снова искать «хорошего» иностранного партнера. Кто же претендовал на эту вакансию? Основных претендентов было двое: «ТСС» и «Айок»; вокруг которых концентрировались другие участники событий. Одна из группировок возглавлялась компанией «ТСС», деньги которой еще раньше были вложены в КрАЗ; в состав другой вошли фирма «Айок», Московский банк «Югорский» и администрация Красноярского края. При этом расстановка сил была следующей.

В наиболее выгодном положении находилась компания «ТСС», опиравшаяся на мощную финансовую базу международной финансово-промышленной группы «Trans-World Metals», способной предлагать заводам-производителям наиболее выгодные условия инвестирования и покупки акций. Фирма «Айок», не имевшая мощной поддержки, еще раньше потеряла свое влияние на алюминиевые заводы отрасли и закрепилась теперь на КрАЗе, скооперировавшись с его руководством. Понимая, что потеря влияния на КрАЗе означала бы полное вытеснение фирмы с российского алюминиевого рынка, ее руководство предприняло отчаянные усилия по закреплению своих позиций. Во-первых, благодаря активности этой фирмы управление администрации края получило 20%-й пакет акций Ачинского глиноземного комбината – поставщика сырья для КрАЗа. Во-вторых, фирма нашла нового союзника в лице банка «Югорский», который имел собственный интерес на алюминиевом рынке.

Банк «Югорский» был организован в 1991 г. в Нижневартовске и изначально считался главным нефтяным банком России. До 1994 г. он входил в число безусловных лидеров. В числе его акционеров находились крупнейшие компании ТЭК: «Нижневартовскнефтегаз», «Томскнефть», «Межопнефтегаз», «ЛУКойл», «Сибнефтегаз-переработка» и др. Из-за разногласий, возникших между крупными акционерами по поводу деления прибылей, из банка уходит сначала «Межопнефтегаз», а затем «ЛУКойл». Обеспокоенные действиями солидных вкладчиков, банк стали покидать и мелкие клиенты. Потеря «нефтяных денег» обусловила тяжелый финансовый кризис банка. В связи с этим его руководство стало активно внедряться в алюминиевую промышленность, используя налаженные связи с регионами Сибири и предприятиями-переработчиками. По замыслу банкиров «Югорского», получив к себе на обслуживание КрАЗ и АГК, банк привлечет в оборот десятки миллиардов долларов, что позволит ему вернуться в число лидеров. Понимая, что компания «ТСС» уже имеет свою сеть финансовых посредников, «Югорский» делает ставку на противника, хотя и более слабого, но зато нуждающегося в финансовых услугах банка. Это и стало экономической подоплекой нового союза.

Однако сложившийся альянс оказался недолгим: трагическая гибель руководителей банка и фирмы «Айок» (по имеющейся версии – серия заказных убийств), оборвала налаженные связи, что вынудило и банк и фирму «Айок» выйти из игры. В руководстве же КрАЗа произошел раскол. Часть руководства категорически против союза со своим прежним партнером (фирмы «ТСС»). Она ищет новых иностранных клиентов, ищет ... и ошибается. Осенью 1996 г. между КрАЗом и офшорной компанией «Leo Trust Company» заключается договор о поставке глинозема на 20 млн. долл. при условии полной предоплаты. Деньги фирме были переведены, но глинозема завод не получил.

Другая часть руководства опирается на факты, свидетельствующие о ненадежности новых поставщиков сырья (и даже трактует эти факты как преднамеренное хищение средств) и предлагает вернуться к старой клиентуре. Ведь в свое время фирма «ТСС» вытянула из кризиса Братский алюминиевый завод и ряд других предприятий отрасли. Поэтому она может рассматриваться как хороший стратегический инвестор. А что касается суверенитета предприятия, то возможно, по нынешним временам – это лишнее. Какое из этих стратегических решений будет избрано – покажет будущее. Ясно только одно: борьба вокруг комбината не окончена, и какое бы решение не было принято, оно будет сопровождаться серьезными конфликтами экономических интересов всех ее участников.

Данная ситуация в значительной мере характерна для многих крупных самостоятельных предприятий сырьевого комплекса и по существу определяет среду, в которой осуществляется принятие стратегических решений. Миссия предприятия, связанная с его местом в экономической системе России, уступает место борьбе личных интересов тех или иных финансовых и промышленных «магнатов». Выбор стратегических решений при так понимаемой «миссии» вряд ли будет отвечать интересам развития предприятия и экономики в целом.













Предыдущая страница | Оглавление | Следующая страница



Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*