А.И. Орлов
Теория принятия решений
Учебное пособие. - М.: Издательство "Март", 2004.

3. МЕТОДЫ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ
 

3.1.2. Пример подготовки решения на основе

макроэкономических данных

Решения готовят, принимают и выполняют, чтобы справиться с имеющимися проблемами. Этому предшествует обнаружение проблемы и анализ ситуации. На всех этапах используются конкретные экономические данные и эконометрические методы их анализа.

Рассмотрим пример цепочки «обнаружение проблемы» - «анализ ситуации» - «подготовка решения» на примере макроэкономических данных, относящихся к России за 1989-2001 г. Выбор объекта рассмотрения объясняется тем, что каждый из читателей имеет о нем обширные предварительные сведения.

Итоги десятилетия «реформ». В табл.1 приведены данные о выпуске различных видов промышленной и сельскохозяйственной продукции в России в 1989 г. и в 2001 г. Эти данные взяты из официальных изданий Госкомстата РФ и с его сайта www.gks.ru.

Таблица 1.

Сравнение экономических показателей России за 1989 г. и 2001 г.

п/п

Вид продукции

Единица

измерения

1989

год

2001

год

Уровню

какого года

соответствует

производство

в 2001 году

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

1

Нефть

Млн. т

552

337

1972

2

Уголь

Млн. т

410

269

1957

3

Стальные трубы

Тыс. т

12510

5404

1965

4

Вагоны

Шт.

28000

7385

1910

5

Металлорежущие станки

Шт.

64600

8288

1931

6

Кузнечно-прессовые машины

Шт.

27800

1290

1933

7

Грузовые автомобили

Тыс. шт.

697

173

1937

8

Тракторы

Тыс. шт.

235

15,2

1931

9

Зерноуборочные комбайны

Шт.

62200

9063

1933

10

Радиоприемные устройства

Тыс. шт.

5561

273

1947

11

Телевизоры

Тыс. шт.

4465

1004

1958

12

Кальцинированная сода

Тыс. т

3546

2334

1968

13

Химические волокна и нити

Тыс. т

731

158

1959

14

Вывоз древесины

Млн. м3

351

87,2

1929

15

Пиломатериалы

Млн. м3

83

17,3

1930

16

Бумага

Тыс. т

5344

3415

1969

17

Цемент

Млн. т

84,5

35,1

1962

18

Шифер

Млн. плиток

5034

1715

1958

19

Кирпич строительный

Млрд. шт.

24,1

10,5

1953

20

Ткани всех видов

Млн. м2

8707

2617

1910

21

Шерстяные ткани

Млн. м2

471

56,4

1880

22

Обувь

Млн. пар

777,7

32,2

1900

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

23

Мясо

Тыс. т

6621

1233

1953

24

Молоко

Млн. т

55,7

32,9

1958

25

Цельномолочная продукция

Тыс. т

20800

6734

1963

26

Животное масло

Тыс. т

820

269

1956

ПОГОЛОВЬЕ СКОТА

(НА 21 ДЕКАБРЯ)

27

Крупный рогатый скот

Млн. голов

58,8

32,9

1958

28

Свиньи

Млн. голов

40

15,5

1936

29

Овцы и козы

Млн. голов

61,3

15,2

1750

В последнем столбце табл.1 приведены сведения о том, уровню какого года в прошлом соответствует производство 2001 года. Видно, что по объему производства откат назад составил несколько десятков, а иногда и сотен лет. При этом вряд ли можно признать оправданным сокращение объемов производства перечисленных видов продукции. Только по отдельным видам могут возникнуть вопросы. Например, нужны ли сейчас потребителям радиоприемники (строка 10) или же сокращение их производства более чем в 20 раз оправдано?

Из данных табл.1 вытекает гипотеза о неблагополучии в развитии народного хозяйства России. Однако в этой таблице приведены только отдельные виды продукции, т.е. только отдельные примеры. Необходимо перейти к данным, характеризующим ситуацию в целом (табл.2).

Таблица 2.

Динамика основных экономических показателей России

(по официальным данным Госкомстата и Центрального Банка РФ)

Год

Валовой внутрен-ний продукт

Объем промышлен-ной продукции

Капитальные вложения

% к

предыду-щему году

% к 1990 году

% к предыду-щему году

% к 1990 году

% к предыду-щему году

% к 1990 году

1991

95

95

92

92

85

85

1992

85,5

81

82

75,4

60

51

1993

91,3

74

85,9

64,8

88

44,9

1994

87,3

64,7

79,1

51,3

76

34,1

1995

95,8

62

96,3

49,4

90

30,7

1996

94

58,3

95

46,9

82

25,2

1997

100,4

58,5

101,9

47,8

95

23,9

1998

95,1

55,7

94,8

45,3

88

21

1999

104,6*

58,2

111

50,3

105,3

22,2

2000

109,9*

64,0

111,9

56,3

117,4

26,0

2001

105,7*

67,6

104,5

59,0

108,7

28,3

В табл.2 для 1999-2001 гг. вместо данных по ВВП приведены данные по ИБО – индексу изменения выпуска пяти базовых отраслей (промышленность, сельское хозяйство, строительство, транспорт, розничная торговля).

Из табл.2 ясно, что гипотеза о неблагополучии в развитии народного хозяйства России справедлива. Действительно, с 1990 г. по 2001 г. объем промышленной продукции уменьшился на 41%, несмотря на начавшийся с 1999 г. подъем. Табл.2 показывает также катастрофическое падение капиталовложений. Основные фонды стареют, но не заменяются новыми. Следует ожидать роста числа аварий. Известно, что в жилищно-коммунальном хозяйстве за последние 10 лет число аварий увеличилось в 5 раз.

Из приведенных фактов вытекает, что осуществляющийся с начала 1990-х годов курс «реформ» в России привел к сокращению объемов производства в целом и отдельных видов товаров в частности, к «откату» народного хозяйства назад на десятилетия (по нашей оценке [4], к уровню начала 1960-х годов). Если считать, что целью «реформ» было повышение эффективности народного хозяйства, то необходимо признать, что направление «реформ» было выбрано неверно. Что же надо делать, исходя из экономической теории?

Нобелевские лауреаты - за государственное регулирование экономики. Экономической теории в нашей стране не везет. В массе своей отечественные специалисты сначала верноподданно комментировали решения политических вождей, а затем столь же ревностно повторяли азы западных вводных курсов по экономике. Хотя уже несколько лет Отделение экономики Российской академии наук неустанно разъясняет ошибочность курса «реформ», на эту критику не обращают внимания ни правительство, ни общество. Это естественно - репутация подорвана.

Последние триста лет в России с пиететом относились к идем, идущим с Запада. И пропагандисты нынешних «реформ» неустанно клянутся в верности передовым западным экономическим теориям, а именно, монетаризму М.Фридмена и Д.Сакса. Может создаться впечатление, что большинство западных экономистов поддерживают «курс реформ» в России.

Однако это совсем не так. На самом деле монетаризм не пользуется поддержкой среди серьезных специалистов, а действия российских «реформаторов» противоречат общепринятым основам экономической теории. А не знаем мы об этом потому, что перед нами опущен информационный занавес.

Что же на самом деле думают западные экономисты? Оказывается, в период президентских выборов 1996 г. пять лауреатов Нобелевской премии по экономике обратились к будущему президенту России с совместным заявлением. Это были Кеннет Эрроу, Василий Леонтьев, Лоуренс Клейн, Джеймс Тобин, Роберт Солоу. К ним присоединился ряд других американских ученых, а также действительные члены Российской академии наук Л.Абалкин, О.Богомолов, В.Макаров, С.Шаталин, Ю.Яременко.

Обращение экономической элиты США и России было практически полностью проигнорировано отечественными средствами массовой информации. Только газета концерна ПАНИНТЕР рассказала о нем. Да и то после того, как один из авторов обращения профессор Калифорнийского университета Майкл Интриллигатор [1] приехал в Москву и выступил на нашем научном семинаре. Позже появились публикации и в научных изданиях [5,6].

Основная мысль обращения - российское правительство должно играть более важную роль в экономике. Надо равняться на правительства США, Швеции, Германии и других стран, основная забота которых - государственное регулирование экономики. Необходимо развивать государственный сектор экономики.

В России явно перегнули палку с критикой планового хозяйства - из рыночной Америки нам советуют усилить роль государства! И объясняют нерадивым ученикам: «Правительство должно понять - конкуренция является основой рыночной экономики, а отнюдь не отношения собственности».

К ошибочным решениям приводит использование выражений, не имеющих точного общепринятого смысла, например "реформы" или "рыночная экономика". Нобелевские лауреаты по экономике напоминают: основное - это конкуренция, т.е. состязание, соревнование. Они по опыту знают: основная фигура на предприятии - это менеджер (т.е. управляющий, директор), а не собственник. Фирмы должны соревноваться, кто сделает лучшие товары для потребителей, предоставит лучшие услуги. Если нет состязания - нет и рыночной экономики. А есть разворовывание имущества приватизированных предприятий. Есть вздувание цен частными монополиями.

Вторая мысль обращения - необходимость "сильных государственных действий" для предотвращения дальнейшей криминализации экономики. Увы, печальный рекорд: "русская мафия" – одна из самых сильных в мире. Жаль только – криминальный мир и нормальная рыночная экономика несовместимы. Частные армии охраняют не капиталистов, а феодалов. Американцы говорят: остановите мафию - или скатитесь в средневековье.

Почему здравомыслящие американцы интересуются судьбой России? Отнюдь не только из общенаучных или гуманных соображений. Им не нужен - более того, опасен - хаос в России.

За 1990-е годы основные макроэкономические показатели России (объем производства, реальная заработная плата и др.) уменьшились, по нашим данным [4], в 4 раза (по официальным данным Госкомстата РФ, несомненно приукрашивающим реальную картину, - в 2 раза). По уровню промышленного развития страна была отброшена в 1950-е годы. Экономический рост, начавшийся в 1999 г., позволил перейти, как уже отмечалось, к уровню начала 1960-х годов. Однако по ряду существенных позиций положение продолжает ухудшаться, в частности, катастрофически стареют основные фонды (табл.2). Если тенденция деградации народного хозяйства не будет переломлена - впереди развал властных структур и вооруженная борьба различных группировок типа событий 1609-1613 гг. и 1917-1922 гг.

Однако на полях битв будущей смуты стоят ракеты с ядерными боеголовками и склады химического оружия. Они будут использованы. И не только во внутренней борьбе Тюмени с Пермью. Но и в актах возмездия странам Запада, виновным, по мнению кого-либо из будущих вождей вооруженных отрядов, в катастрофе России. Представьте себе ультиматум командира ракетного полка бывшей России правительству США - или корабль с продуктами, топливом и миллиардом долларов прибывает в устье Печоры к 14 мая 2004 г., или ракеты полка отправляются в Нью-Йорк и Сан-Франциско своим ходом, прихватив ядерные боеголовки.

Такой сценарий развития событий нельзя считать невероятным. Поэтому возникновение смуты в России представляет собой смертельную - в прямом смысле слова - опасность для жителей Парижа, Берлина, Лондона, Рима, Вашингтона и других центров западной цивилизации. Возможно, ради собственной безопасности американцы скоро будут спасать нас от некомпетентности нашего собственного правительства.

Поэтому третий тезис нобелевских лауреатов таков: необходимо быстро найти выход из кризиса, и это можно сделать только на основе активного государственного регулирования экономических отношений. Надо действовать так же активно, как работал президент США Ф.Рузвельт в 1930-е годы, выводя страну из "великой депрессии". Его администрация не боялась фактически национализировать банки и организовывать общественные работы. И соответствующая экономическая теория была уже тогда - труды самого известного экономиста ХХ в. англичанина Джона Кейнса.

Экономика для нашей страны - больное место. Как больной зуб не дает думать ни о чем другом, так и больная экономика занимает наши мысли. А ведь на самом деле экономика должна быть служанкой общества. Если общество считает, что пожилым людям должны выплачиваться пенсии, обеспечивающие достойное существование, то обязанность экономики - добиться этого. Если общество полагает, что детям следует бесплатно учиться в школе, то правительству с помощью государственного регулирования экономики надо сделать все необходимое. Каких-нибудь двести лет назад ни пенсий, ни бесплатных школ не было. Так что же, назад в феодализм ради догмы либеральной экономики?

Четвертый тезис нобелевских лауреатов - необходимость нового "социального контракта" (общественного договора, как говорил Руссов в XVIII в.) между правительством и обществом. Руководство страны должно обеспечить нас "социальной страховочной сеткой" - пенсиями, бесплатными школами и больницами и т.д.

И уж совершенно противоречит нормам рыночной экономики несоблюдение договоров и обязательств государства и фирм, прежде всего - задержка выплаты зарплаты и пенсий. В традиционном рыночном государстве мгновенно говорит свое слово суд, фирмы идут с молотка, а чиновники, предприниматели и менеджеры отправляются в тюрьму.

А пятый тезис звучит так: "Российское правительство должно понять, что секрет рыночной экономики заключается отнюдь не в частной собственности, а скорее в конкуренции и еще раз в конкуренции". Нужен не просто собственник, а эффективный собственник, который бы приумножал имущество фирмы, а не разбазаривал его.

Чтобы перейти к рыночной экономике, следовало бы прежде всего создать, по словам профессора М. Интриллигатора, "институты рыночной экономики". Речь идет о мощной правовой системе - законах и судах. О банках, надежных и занимающихся инвестициями. О простом и неуклонно исполняющемся налоговом кодексе. О системе учета и аудита, т.е. контроля за деятельностью фирм. О страховании, в том числе экологическом. И о многом другом.

Явно недостаточно развиты в России эти "институты рыночной экономики", и государственные чиновники отнюдь не торопятся их создавать. Лозунгами начавшихся в 1990-х годах «реформ» были: стабилизация, либерализация, приватизация. Каков итог?

Стабилизации нет – основные фонды катастрофически стареют, т.е. идет деградация производственных структур. Общий выпуск товаров и услуг (валовой внутренний продукт по официальным данным растет с1999 г.). Однако способы расчетов вызывают сомнения. Например, по методике Госкомстата РФ услуги банков составляют 13 процентов в валовом внутреннем продукте. А какие услуги оказывают банки? Дал кредит в миллиард рублей - вот и записывай в валовой внутренний продукт этот миллиард, он для Госкомстата столь же весом, как и выпечка 140000 батонов хлеба. При всем уважении к тяжелому труду банковских клерков, экспертов и охранников - затраты труда несоизмеримы.

Либерализация сорвала экономику в штопор инфляции, разорила массу мелких предпринимателей, но не привела и не могла привести к равновесным ценам, при которых спрос равен предложению. Ценой развала хозяйственной жизни и лишения работников средств к существованию правительство к началу 1996 г. приостановило инфляцию на уровне примерно 10000. Другими словами, на 10000 руб. тогда можно было купить столько же, сколько на 1 руб. в 1990 г. К 2002 г. цены выросли еще в 5 раз. Но была проведена деноминация рубля (1 новый рубль соответствует 1000 старых). Так что в 2002 г. на 50 руб. можно купить столько же потребительских товаров, сколько на 1 руб. в 1990 г. Каждый гражданин, взяв величину своей зарплаты, пенсии, стипендии и поделив на 50, может получить ее размер в ценах 1990 г. А теперь сравните со своими или аналогичными доходами в 1990 г. Сразу увидите, что вам дали «реформы». Грубо говоря, доходы рядового гражданина сократились вдвое, поскольку вдвое упало производство. Из оставшейся половины около 50% перераспределяется в пользу появившихся за время «реформ» собственников. В итоге рядовому гражданину достается четверть от того, что он имел в 1990 г.

Приватизация для большинства кончилась полным конфузом (как, впрочем, и в Великобритании). Как выяснилось, наиболее умно поступили те, кто продал ваучер за ящик водки. Единицы обогатились. Но приватизированные предприятия в своей массе отнюдь не стали работать эффективнее государственных. В 1997 г. из полутора сотен московских текстильных фирм один концерн ПАНИНТЕР оказался «на плаву», да и тот был создан на пустом месте в 1989 г., а не приватизирован.

Итак, все делалось не так, как надо согласно экономической теории. Создается впечатление, что наша страна отнюдь не идет к рыночной экономике. Скорее, она от нее удаляется. К феодализму? Может быть, ближе всего к нормальной рыночной экономике мы были в 1990 г.? Или в 1927 г., при НЭПе, когда государственные тресты и синдикаты конкурировали друг с другом?

Ведущие экономисты мира - нобелевские лауреаты независимы, они не работают на Международный валютный фонд и Мировой банк. Их набор советов противоположен тому, которому слепо следует нынешнее руководство России. Экономические "реформы" в России проводятся без опоры на современную экономическую науку. В необходимости коренного изменения "курса реформ" убеждены как отечественные, так и американские ведущие экономисты.

К сожалению, нет почти никакой надежды, что голос нобелевских лауреатов будет услышан нынешними правителями. Однако тем, кто работает для будущего России, надо знать их мнение.

Но неразумно ему слепо следовать. Нужна ли нам классическая рыночная экономика? Дело в том, что западные экономические теории разработаны на основе чужого опыта, который отличается от нашего. Они не работают в российских условиях, поскольку российский менталитет принципиально отличается от западного. В частности, это проявляется во взаимоотношениях между работниками и работодателями, в сохранении экономической активности в условиях разрушенного денежного обращения, и т.д. Разве можно представить себе, чтобы американцы несколько месяцев работали без зарплаты? Не получив в пятницу конверта с недельной платой, они в понедельник не станут работать. А как сражаются за свои права трудящиеся Франции или Кореи!

Очевидно, для разработки и осуществления программы выхода из кризиса нужна соответствующая теория. Ее, увы, в настоящее время нет, поскольку как застывшая в догмах 30-50-х годов отечественная псевдомарксистская-антисталинская политэкономия, так и различные западные концепции (на их анализ советские специалисты по математической экономике потратили много сил), на которые в начале 1990-х годов возлагали большие надежды, не соответствуют современным российским условиям. Этот вопрос подробно освещен в литературе [7-9].

Поэтому необходима разработка теории государственного регулирования рыночных производственных отношений в современных российских условиях (принципиально новой теории!). А также системы экономико-математических моделей и соответствующего программного обеспечения.

Динамика роли государств в национальных экономиках. В настоящее время (2003 г.) российское руководство и в целом поддерживающие его политику средства массовой информации (СМИ) пропагандируют необходимость сокращения участия государства в экономике. Как следствие, идут разнообразные «реформы», проводится приватизация государственных предприятий, структур и функций, уменьшаются налоги и т.п. Нобелевские лауреаты по экономике говорят противоположное – роль государства должна возрастать. Посмотрим, что происходило в различных странах на протяжении последнего столетия. В качестве индикатора возьмем величину государственных расходов, выраженную в процентах от величины валового внутреннего продукта (ВВП). С достаточной степенью точности его можно назвать долей государственного бюджета в валовом внутреннем продукте (пренебрегая разницей между доходной и расходной частями государственного бюджета). Этот индикатор измеряет роль государства в экономике. В соответствии с известным разложением Дж. Кейнса для ВВП возможные значения для него – от 0 до 100%. Чем больше рассматриваемый индикатор, то значительнее роль государства в национальной экономике. В табл.3 приведены данные Международного валютного фонда для 11 наиболее экономически развитых зарубежных стран.

Таблица 3

Государственные расходы (расходная часть бюджета)

в процентах от ВВП

№ п/п

Страна

1870 г.

1913 г.

1960 г.

1998 г.

1

Швеция

5,7

10,4

31,1

58,5

2

Франция

12,6

17,0

34,6

54,3

3

Бельгия

-

13,6

30,3

49,4

4

Италия

11,9

11,1

30,1

49,1

5.

Нидерланды

9,1

9,0

33,7

47,2

6

Германия

-

14,8

32,4

46,9

7

Норвегия

5,9

9,3

29,9

46,9

8

Великобритания

-

12,7

32,2

40,2

9

Япония

-

8,3

17,5

36,9

10

Австралия

18,3

16,5

21,2

32,9

11

США

7,3

7,5

27,0

32,8

12

Среднее по 11 странам

10,1*

11,8

29,1

45,0

13

Россия

11,5

74,0

11,1

Примечание. *За 1870 г. – среднее по 7 странам.

Данные табл.3 весьма красноречивы. Во всех одиннадцати странах в ХХ в. наблюдается значительный рост роли государства в экономике. К концу века она составляет от 1/3 (США) до 1/2 или более (58,5% - Швеция, 54,3% - Франция, 49,4% - Бельгия, 49,1% - Италия, и т.д.). В то же время с 1870 г. по 1913 г. индикатор увеличился в среднем незначительно - на 1,7%, а по отдельным странам уменьшился.

Для России рассматриваемый индикатор вел себя совершенно иначе. В 1913 г. Россия занимала одно из средних мест среди рассмотренных. Затем индикатор значительно вырос и в послевоенные годы достиг 74%. В 1960 г. это было более чем в два раза больше, чем в среднем по 11 странам. К концу ХХ в. ряд стран (Швеция, Франция) приблизился к тому уровню контроля государства над экономикой, какой был в СССР. Зато в России произошел откат на уровень 1913 г. В настоящее время роль российского государства в национальной экономике в три раза меньше, чем американского, и в пять раз меньше, чем французского.

В терминах теории управления можно сказать так. В послевоенном СССР наблюдался излишне жесткий контроль государства за экономикой (было опережение других стран на полвека). С целью возвращения в «основное русло» было признано уменьшить роль государства в экономике. Было бы естественно перейти куда-нибудь между Францией и Германией, т.е. уменьшить долю государственных расходов с 74% ВВП до примерно 50% ВВП. Однако произошла весьма большая перерегулировка, и Россия очутилась по рассматриваемому индикатору далеко ниже всех рассматриваемых стран. Если раньше отклонение составляло +15,5% от ближайшей страны (Швеции), то теперь оно составляет (-21,8%) по сравнению с США, т.е. влияние государства на экономику в России меньше в 3 раза, чем аналогичное влияние в США.

Если считать, что развитие экономики в рассматриваемых одиннадцати странах идет «нормально», то для выхода из кризиса в нашей стране необходимо увеличить роль государства в экономике в 3-5 раз.

К чему стремиться? Достаточно хорошо проанализированы достоинства советского проекта (1917-1991) и недостатки его реализации [7-9]. Например, многие считают, что использование «валовых» показателей при оценке деятельности предприятия и планирование «от достигнутого» сдерживали темпы экономического развития СССР и внедрение достижений научно-технического прогресса [7].

Но главное – будущее. К чему стремиться? Проектируемое будущее мало обсуждается. А если нет четкой цели, то нет и средств ее достижения. За завесой общих слов неясны конструкции планируемого общества. Да и смысл слов не всегда ясен. Например, основная идея так называемого «рыночного социализма», как выясняется, состоит в предоставлении государственным предприятиям определенной самостоятельности в хозяйственной деятельности [10].. Против этого вряд ли кто-либо будет возражать.

Во-первых, как показано выше, участие государства в экономике должна усилиться в 3-5 раз. Первоначальные действия вполне ясны. Государство должно взять экономику в целом под контроль. Прежде всего государству следует взять под контроль и в управление предприятия, занимающиеся добычей нефти, газа и других природных ресурсов. Внешнеэкономическая деятельность – также дело государства, как и управление естественными монополиями (транспорт, связь, электроэнергетика). Крупные предприятия, прежде всего военно-промышленного комплекса, должны принадлежать государству. Возможно, целесообразно национализировать банки. Как показывает тщательный анализ [8], частной собственности на землю не место в России.

Планирование и контроль – сердцевина научного подхода к управлению организациями [11]. Хорошо известно, и теоретически, и практически, что централизованное плановое управление при четко сформулированных целях эффективнее любых форм «рынка». Недаром в ситуации войны любое государство переходит к такой системе управления.

Вторая проблема – обеспечение естественных основополагающих прав человека. Прав на пищу, жилье, работу, защиту от преступности, медицинскую помощь. На информацию, образование, пенсионное и социальное обеспечение и т.д. В частности, для обеспечения права на объективную информацию необходимо государственное присутствие в СМИ, а также система защиты от «субъективизма» СМИ.

Третья проблема – как организовать систему хозяйства. Основное – распределение полномочий между различными уровнями управленческой иерархии. Что относится к компетенции общегосударственных органов управления, что должно решаться на уровне отрасли или региона, что – на уровне предприятия, подразделения или отдельного работника? Какие решения вправе принять директор завода единолично, а какие – нет? Кто должен давать разрешение – трудовой коллектив или вышестоящая организация?

В СССР действовали две основные формы организаций – государственные и коллективные (колхозы, артели и др.). Промежуточной формой являются арендные предприятия, в которых принадлежащие государству основные фонды на определенных условиях предоставляются в пользование трудовому коллективу. Кроме того, достаточно большая доля национального дохода создавалась в результате индивидуальной деятельности, прежде всего на приусадебных участках.

Как построить хозяйство в будущей России? Каково должно быть соотношение государственных и «колхозных» предприятий? В частности, какова роль тех и других в торговле, в банковской деятельности? Как использовать конкуренцию между предприятиями для повышения качества работы и ускорения научно-технического прогресса и в то же время обеспечить социальную защиту «проигравшим» в конкурентной борьбе?

Как обеспечить возможность реализации инициатив работников и трудовых коллективов? Нужна соответствующая правовая база. Видимо, возможность создания своего малого предприятия должна быть обеспечена любому гражданину России.

Оптимальное построение организационно-экономического механизма управления в будущей России заслуживает подробного обсуждения, но уже не в рамках настоящего учебника.

Сколько богатых в России? Принятию обоснованных решений мешают распространенные мифы. Один из них проанализирован выше – миф о необходимости дальнейшего уменьшения роли государства в экономике России. Рассмотрим в качестве примера другой: «Политика, которую проводила и проводит государственная власть, сделала богатыми и очень богатыми 10-15% населения».

На самом деле доля богатых меньше по крайней мере в 100 раз. Их число измеряется долями процента от всего населения.

По официальным данным Министерства налогов и сборов представили налоговые декларации за 2000 г. на сумму не менее миллиона рублей всего лишь около 35 тысяч человек по всей России (это был последний год, когда все граждане со средними и большими доходами обязаны были представлять налоговые декларации). А что такое миллион рублей в год? Это по курсу Центрального Банка того времени около 33 тысяч долларов – чуть выше среднего заработка в США, годовой доход медсестры или учителя. Профессор американского университета или полицейский получают много больше.

Так что миллион рублей в год – это объективно не такой уже большой доход. Хотя, конечно, и не маленький. В московском метро развешаны объявления – заработок машиниста 10 тысяч рублей в месяц, т.е. 120 тысяч в год. Наверно, богатый – это тот, чей доход по крайней мере в 10 раз больше заработка квалифицированного рабочего. Итак, богатство начинается с годового дохода в один миллион рублей. Значит, в 2000 г. в России было 35 тысяч законопослушных богатых, т.е. примерно 0,05% от всех экономически активных граждан. (Правонарушителей, не представивших налоговые декларации, включать в их число нельзя. Иначе придется признать всю российскую экономику криминальной.)

Прибавим членов семей и тех, чей доход лишь несколько ниже миллиона. Получим, что прослойка «богатых и очень богатых» 150-200 тысяч человек. Это примерно 0,15% всего населения, а отнюдь не 10% (14 миллионов) или 15 процентов (21 миллион).

Полученная оценка подтверждается многими косвенными уликами. Например, в 2001 г. в Россию было ввезено около 500 легковых автомобилей марки «Мерседес». А ведь богатство ассоциируется с роскошной иномаркой…

Хотя в процентном отношении «богатых и очень богатых» весьма мало, но тем не менее их сотни тысяч, и этого достаточно для создания своей субкультуры, сети магазинов, казино и т.п. Перед Великой Октябрьской социалистической революцией помещиков было около 50 тысяч семей, и общая численность богачей была примерно такая же, как и сейчас. Средства массовой информации создают многократно преувеличенное представление о численности этого слоя. Потом специалисты по анализу предпочтений потребителей (маркетологи), проводя опросы, ищут и не находят «богатых и очень богатых»… Именно наша работа в маркетинговой фирме заставила разобраться в рассматриваемом вопросе.

Зачем был создан миф о значительном числе богачей? Во-первых, чтобы утвердить в массовом сознании представление об успехе «реформ». Во-вторых, чтобы внушить мысль о десятке-двух миллионов тех, кто стал «богатым и очень богатым» благодаря «реформам». Как следствие, возникает мысль о необходимости общественного договора между бедными и богатыми – нельзя полностью пренебречь интересами 10-15% населения. Рассматриваемый миф, конечно, способствует сохранению стабильности современного общества. Однако он мешает решать конкретные задачи принятия решений, экономического и государственного управления, маркетинга.

Предыдущая страница | Оглавление | Следующая страница



Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*