Акулов В.Б., Акулова О.В.
Экономическая теория. Учебное пособие.
Петрозаводск: ПетрГУ, 2002.
 

24. Исторический генезис экономической системы

Исторический генезис экономической системы как процесс развития и возникновения новых экономических субъектов. Современная модель мировой экономики, в которой присутствуют субъекты, действующие на основе сопоставления результатов и затрат собственной деятельности, и регулирующие субъекты национального и мирохозяйственного уровней.

Экономическая история представляет собой объективный процесс развития материально-вещественных элементов производства (производительных сил) и соответствующих социально-экономических форм (производственных отношений). Экономическая система - это вся совокупность экономических отношений, возникающих в процессе взаимодействия человека с веществом природы по поводу преобразования его в элементы жизнедеятельности. Речь идет об отношениях, возникающих между всеми экономическими субъектами, хозяйствующими в известное время в данной стране (группе стран).

Мы рассматривали экономическую систему как конкретную форму бытия производительных сил. Таким образом, нас интересовали организационно-экономические отношения, возникающие в определенных общественных условиях.

При таком подходе за рамки анализа (по крайней мере, на первом этапе) выводились отношения присвоения, принимающие форму отношений собственности на средства производства и продукт труда. Нам представляется, что в данной работе такое допущение было вполне оправданным.

Исторически первым способом взаимодействия человека с природой в ходе преобразования ее вещества в элементы производительных сил было натуральное хозяйство. Обмен деятельностью определялся естественным разделением труда и ограничивался рамками родовой общины. Последняя может рассматриваться одновременно и как производитель, и как потребитель созданной продукции. При этом исключалась возможность присвоения прибавочного продукта, а стало быть, и материальная основа для обмена деятельностью на основе стоимости.

После того как произошло разделение продукта на необходимый и прибавочный, исчезла связь обмена деятельностью с естественным разделением труда. Производство продукта сверх необходимых потребностей создало материальную основу для перехода от естественного разделения труда к общественному. Общественное разделение труда в конечном итоге привело к появлению исторически определенных экономических субъектов в непосредственном смысле этого слова и тем самым создало необходимость отношений между ними, в том числе и в форме рыночной связи.

Речь идет о переходе от натурального хозяйства к товарному производству, когда продукты труда производятся изначально для потребления другими. Это опосредуется обменом, принимающим на определенном этапе развития форму товарно-денежного обращения.

Переход от натурального хозяйства к товарному представляет собой исторический процесс становления экономической системы и экономических субъектов. Можно проследить следующую логическую цепь:

     

  • изменения в уровне развития производительных сил
  •  

  • развитие общественного разделения труда
  •  

  • становление экономических субъектов, их развитие, количественный рост, увеличение масштабов, возникновение новых субъектов производства
  •  

  • изменения в отношениях между ними, проявляющиеся в развитии формы связи
  •  

  • совершенствование самой экономической системы.

Раскрытие данной логической цепи и позволит проследить генезис экономической системы как таковой.

Первой ступенью в становлении и усложнении экономической системы является товарное производство (в форме простого товарного производства). Оно развивается как результат становления общественных производительных сил в направлении придания товарной формы все новым и новым продуктам труда, что сопровождается углублением общественного разделения труда. На этом базисе товарная форма экономической связи становится преобладающей. Но решающий толчок развитию экономической системы дало превращение в товар рабочей силы. Это привело к серьезным сдвигам в развитии общества, в механизме его социально-экономического прогресса.

Следует отметить, что еще раньше товаром стал сам работник. Но эти отношения не развились в господствующую форму, их формирование не представляло собой непрерывный процесс, они были единичны, нерегулярны.

Превращение работника в раба дало определенный толчок общественному развитию, но на известном этапе превратилось в фактор торможения, не усложняя и не развивая экономическую систему как таковую. В свою очередь, феодальная зависимость отличается от рабства только количественной мерой свободы (товарности) самого работника и формой личной зависимости от собственника основных средств производства (земли).

Переход от такой социально-экономической формы, как рабство, к феодализму опирается на однотипный материально-вещественный базис производства (орудия ручного труда) и не способен преодолеть неразвитую товарную, скорее преобладающую натуральную, форму хозяйства. И само превращение работника в товар, объект купли-продажи, не является устойчивой экономической реальностью. Более того, такая хозяйственная система может существовать и без массовой купли-продажи рабов или феодально-зависимых крестьян. Используются иные (внеэкономические) формы воспроизводства личного фактора.

В условиях, когда способность к труду получила товарную форму, товарное производство (в форме капиталистического товарного производства) стало господствующим, превратилось в такую экономическую форму, которая определяет в своем развитии все аспекты существования хозяйственной системы. Если говорить на языке, отражающем организационно-экономические отношения, то мы должны сказать, что с превращением рабочей силы в товар рыночная форма организации производства стала ведущей, решающей, преобладающей. Это привело к качественным изменениям во всех звеньях представленной выше логической цепи.

Товарное производство в условиях развитого общественного разделения труда и мирового рынка создает частнокапиталистический способ присвоения средств производства и результатов труда. При этом возникает множественность экономических субъектов, которые конкурируют между собой за более выгодные условия производства и реализации товаров. Схематически такой тип экономической системы может быть представлен следующим образом (рис. 2):

Рис. 2. Экономическая система, соответствующая периоду превращения
рабочей силы в товар:

 – экономические субъекты, атомизированные, конкурирующие между собой.

Такое состояние экономической системы чрезвычайно близко к понятию совершенной конкуренции и чаще всего определяется как свободная конкуренция или, когда мы вносим в анализ отношения присвоения, как капитализм свободной конкуренции. Это положение характеризуется господством товарно-стоимостной формы связи между экономическими субъектами, каждый из которых ведет производство на свой страх и риск. Состояние свободной конкуренции максимально отвечает требованиям саморегулируемой системы и в абстракции может быть представлено однопорядковыми хозяйствующими субъектами, непосредственными производителями и потребителями.

Здесь действует конкурентный механизм образования средней прибыли (проанализированный нами выше). Говоря о принципе “равная прибыль на равный капитал”, мы исходим из того, что это - господствующая тенденция, которая не исключает возможности получения прибыли выше средней и ниже средней. Это - экономическая система, где “правит бал” стоимость: ее закон действует с минимальными искажениями. В результате конкуренции одни производители выигрывают, другие - проигрывают, одни - укрупняются, другие - исчезают.

Этот процесс выкристаллизовывания крупных производителей сопровождается прогрессом в производительных силах, которые уже развиваются на базе трехзвенной системы машин. Крупные и сверхкрупные экономические субъекты, возникшие в результате концентрации и централизации производства и капитала, - это не только продукты действия закона стоимости, но и результат прогресса производительных сил. Именно он на определенном этапе развития экономической системы превратил эти мощные капиталы в самостоятельные (отличные от других) хозяйствующие субъекты, которые привнесли в рыночную систему новые “правила игры”, во многом ими и определяемые.

Начался период господства монополий в экономической системе, который достаточно основательно проработан в научной литературе. Нас же монополия интересует скорее не как определенный тип присвоения, новый по сравнению со свободной конкуренцией, а как организационно-экономическая реальность, как самостоятельный экономический субъект. Это можно n n изобразить схематически (рис. 3).

Рис. 3. Экономическая система, соответствующая господству
монополий:

 – атомизированные, конкурирующие субъекты;
 – монополистические капиталы.

Очевидно, что данная экономическая система сложнее, чем та, которая анализировалась выше (см. рис. 1), хотя бы потому, что в ней появились новые самостоятельные субъекты, которые привнесли в нее начала регулирования, отличные от саморегуляции, присущей экономической системе в прежнем ее состоянии. Следует отметить, что монополистические союзы существовали и в период свободной конкуренции, например, Ост-Индская компания, но они представляли собой исключение из правил, не определяя основные параметры всей экономической системы. К началу ХХ в. подобные субъекты превратились в самостоятельных участников экономической деятельности и стали приспосабливать всю хозяйственную систему к своим интересам, перестраивая ее по своему образу и подобию, внеся в нее формы регулирования, отличные от существовавших ранее.

Монополистические капиталы становятся субъектами регулирования всей экономической системы для того, чтобы получить на устойчивой основе прибыль выше средней, это устремление они успешно реализуют. Прежний принцип “равная прибыль на равный капитал” заменяется другим – “более высокая прибыль на монополистический капитал и прибыль в пределах средней и ниже на немонополистический капитал" 1.

Такое положение в экономической системе приводит к ситуации, когда производитель (монополия) диктует свою волю не только другим производителям, но и потребителям и, в конце концов, регулирует всю экономическую систему в своих интересах. В условиях свободной конкуренции производитель и потребитель фактически равны перед лицом конкуренции, поэтому имеется конкуренция производителей и конкуренция потребителей. В условиях же монополистической системы происходит изменение положения в пользу крупных производителей-монополий. Они становятся господствующей стороной в отношениях “производитель – потребитель”.

Монополистическое ценообразование не может не вызвать ответной реакции со стороны потребителей. Непосредственные экономические рычаги воздействия на монополию у потребителя весьма ограничены, но он начинает воздействовать на нее через систему представительных органов власти. Давление со стороны потребителей на законодательную власть (через права избирателей) приводит в конечном итоге к появлению антимонопольного законодательства (например, закон Шермана был принят в США в 1890 г.). Таким образом, потребители получают определенный рычаг воздействия на экономическую систему. Но воздействие это сугубо внеэкономическое, административно-правовое.

Монопольное макроэкономическое регулирование приводит к тому, что экономическая система начинает испытывать определенное воздействие со стороны внеэкономического субъекта, каковым в данном случае является государство. Изменения затрагивают и форму экономической связи между субъектами: планомерная форма связи становится реальностью на микроуровне 2. Монополистические объединения уже не могут вести производство, не согласовывая с самого начала действий всех своих структурных подразделений и подчиненных капиталов, непосредственно вовлеченных в сферу их экономической деятельности, в том числе и юридически самостоятельных субподрядчиков (о подрыве рыночных отношений внутри ТНК и МНК см. выше).

С точки зрения отношений присвоения такая “картинка” экономической системы соответствует империалистической стадии в развитии капитализма. Однако эту сторону экономических отношений мы специально не анализировали.

Монополистический тип производства, если его рассматривать в динамике, приводит к раздвоению экономической системы. На одном полюсе формируется ограниченное число мест вложения монополистического капитала, который в своей деятельности исходит из необходимости извлечения на устойчивой основе прибыли выше средней. На другом полюсе - все остальные места вложения капитала. На одном полюсе - достаточность инвестиционных ресурсов, возможность быстрого обновления продукции, поколений машин и оборудования. На другом - нехватка инвестиционных ресурсов, невозможность активного использования достижений технического прогресса. Результатом становится образование структурно-больных отраслей в народном хозяйстве. Если предположить, что возникшая ситуация не будет обществом целенаправленно регулироваться, то неизбежен развал экономической системы из-за обострения внутренних структурных диспропорций.

Речь здесь идет о феномене экономики с “двойной структурой”. Пожалуй, в наибольшей степени это относится к современной японской экономике, где 1100 заводов производят 1/2 промышленной продукции, остальную часть - 5 млн. мелких и мельчайших предприятий. Первые представляют собой прообраз заводов ХХI в., на них занято 30% японских трудящихся. Вторые, где занято 70% работников, могут служить иллюстрациями учебников истории VIII в. 3Экономическая система настоятельно требует регулирования отмеченных выше процессов. Своекорыстная экспансия крупного монополистического капитала, стремящегося регулировать макроэкономику в своих интересах, на известном этапе обострения указанных структурных диспропорций приходит в противоречие с объективной потребностью воздействия на макросферу.

Немонополистический капитал заинтересован в целенаправленном регулировании экономической системы для радикального улучшения ситуации в структурно-больных отраслях. Потребитель, в самом широком смысле слова, выступал и выступает за ограничение всевластия монополий, его экономические интересы противоречат стремлению монополистического капитала повысить цены, ограничить конкуренцию, поскольку это в конечном итоге сказывается на качестве продукции и техническом прогрессе.

В сложившейся ситуации становится актуальным вопрос: кто должен взять на себя функцию регулирования макросистемы, причем так, чтобы с этим смогли согласиться все экономические субъекты? Противоречие разрешается в том случае, если субъекты делегируют часть своих функций по воздействию на хозяйственную систему государству, которое через механизм налогообложения и прочие регуляторы осуществляет целенаправленные действия по недопущению краха экономической системы из-за возникших внутренних диспропорций. До известных пределов здесь просматривается и интерес монополистического капитала, который таким образом освобождается от необходимости регулирования структурных диспропорций, им же созданных.

Участие государства в качестве субъекта макроэкономического регулирования отвечает и интересам немонополистического капитала, который в результате такого воздействия получает известную защиту от монополистического произвола. Данное воздействие устраивает и потребителя, который заинтересован в преобладании конкурентного начала, поскольку только конкуренция позволяет ослабить искажения в отношениях “производитель - потребитель” и дает возможность последнему занять более достойное место в экономической системе.

Таким образом, превращение государства в экономический субъект является объективным процессом, отражающим конкретные сдвиги в экономической системе. При этом изменяется и сама экономическая система, которая в результате ряда внутренних изменений принимает следующий вид (рис. 4):

Рис. 4. Экономическая система, соответствующая превращению государства
в субъект регулирования макроэкономических процессов:

 - немонополистические капиталы;
 - монополистические капиталы;
 - государственное регулирование экономических параметров системы.

Превращение государства в экономический субъект означает необходимость введения в макросистему элемента сознательного (командного) воздействия на экономику в целом. Государство в таких условиях берет на себя функцию определения “правил игры” для всех участников хозяйственной деятельности. Оно начинает регулировать среду обитания всех экономических субъектов. Эти функции могут выполняться только осознанно (т. е. с введением в экономическую систему командного начала). Помимо господствующей формы связи между субъектами (стоимостной) появляется иная форма - планомерная.

Планомерная форма связи укрепляется не только на микро-, но и на макроуровне. Это происходит в результате дальнейшего углубления общественного разделения труда, которое требует большей согласованности действий частных экономических субъектов уже до начала процесса производства (например, контрактная система), а в конечном счете - действий всех многочисленных хозяйствующих субъектов. Однако планомерность ограничивается лишь созданием экономической среды обитания и опосредуется товарной (стоимостной) формой связи между экономическими субъектами.

Суммируя все вышеизложенное, мы можем сделать ответственный вывод об объективности превращения государства в экономический субъект в результате прогресса производительных сил.

Вернемся к рис. 4. В экономической системе увеличилось количество регулирующих ее субъектов. К существующим добавилось государство, которое как участник экономического действия наравне с другими выступает в качестве производителя. Но это, на наш взгляд, не отражает существа “вторжения” государства в экономику. Введение в экономическую систему государства-производителя не изменяет ее внутренних свойств. Государственные предприятия по своему регулирующему воздействию на систему ничем не отличаются от других экономических субъектов (см. выше).

Более существенно то, что государство становится регулятором макроэкономики, который в состоянии сознательно и целенаправленно на нее воздействовать через финансовые, кредитные, денежные и иные рычаги, определять “правила поведения”, параметры среды обитания всех экономических субъектов, включая и государственные предприятия.

Государство приходит в макроэкономику со своими собственными экономическими интересами, и, как результат, экономическая система наполняется новыми, неизвестными ранее противоречиями между интересами государства как экономического субъекта и стратегическими интересами монополий, интересами государства и интересами немонополистического сектора, а также интересами государства и интересами потребителей. И только увеличение количества связей в системе делает ее в конечном итоге более устойчивой к воздействию извне.

Здесь следует сделать одно важное замечание. Выше рассматривалась закрытая, ограниченная национально-территориальными рамками, система, не связанная непосредственно с процессами интернационализации хозяйственной жизни, которые активно протекают в современных условиях. Но теперь мы должны исследовать открытую экономическую систему. Интернационализация производства стала реальностью, но лишь на определенном этапе, соответствующем новому, более высокому уровню развития производительных сил. Именно капитализм сформировал мировой рынок.

Однако интернационализация производства - это более поздний процесс. Он связан с выходом за национальные границы предпринимательского капитала. Стоит напомнить, что экспорт капитала является следствием господства на национальных рынках монополистических производителей, для которых необходимы места вложения капитала с прибылью выше средней. Количество таких мест вложения на внутренних рынках ограничено, поэтому монополии стремятся искать их за пределами национальных границ. Экспорт капитала как экономическое явление соответствует такому уровню развития экономической системы, который был показан на рис. 3.

Объяснение этому феномену необходимо искать в существенном прогрессе производительных сил. Отныне мы должны говорить уже не о господстве трехзвенной системы машин, а о переходе к четырехзвенной, когда появляется контролирующее устройство, высвобождающее человека из непосредственного процесса производства. Процесс интернационализации производства не случайно совпал с этими качественными изменениями в производительных силах общества. Сегодня мы еще не можем утверждать, что современные производительные силы - это уже ставшая четырехзвенной система машин, но вправе говорить о таком переходе.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что современная экономическая система, даже рассматриваемая на уровне отдельной страны, стала открытой в результате объективных процессов, протекающих на уровне материально-вещественного базиса производства и соответствующих ему организационно-экономических отношений. Не сопровождается ли такое изменение в производительных силах изменением в самой экономической системе, не появляются ли в ней новые субъекты, пытающиеся регулировать ее с учетом специфики и реалий новейшего развития? Ответ на данный вопрос может быть положительным, так как мы наблюдаем становление и превращение в самостоятельную силу таких экономических субъектов, как международные экономические институты. Их регулирующее воздействие ощущается в современной экономической системе, даже если мы ее рассматриваем в национально-территориальных границах.

Сегодня на наших глазах такие международные экономические институты, как Международный валютный фонд (МВФ), Международный банк реконструкции и развития (МБРР), Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Всемирная торговая организация (ВТО) и некоторые другие, становятся субъектами макроэкономического регулирования национальной системы с учетом ее положения во всемирном хозяйстве. Уровень согласования макроэкономических реалий сегодня достаточно высок.

“Сильные мира сего” - крупнейшие западные страны - стремятся регулировать мировую среду обитания экономических субъектов. Этому способствует взаимодействие по важнейшим финансовым, экономическим и иным вопросам. Такая согласованность достигается практически постоянным функционированием институциональных механизмов “поднастройки” мировой среды обитания хозяйствующих субъектов. На вершине “пирамиды” - ежегодные встречи руководителей семи ведущих капиталистических стран 4 по экономическим вопросам (Россия, являясь формально членом этого клуба, все-таки допущена только до решения основных политических вопросов современного мира), в ходе которых и принимаются определенные “правила поведения”, этим нормам фактически подчиняются все экономические субъекты практически во всех странах.

Данное положение подтверждается и тоном итоговых документов совещаний “семерки” (“восьмерки”). Они носят рекомендательный характер, но “правила поведения” для того и разрабатываются, чтобы ими руководствовались на деле, исходя из экономической целесообразности, а не только из политических симпатий или антипатий.

Достаточно напомнить, что МВФ и МБРР осуществляют собственные программы стабилизации ряда национальных и региональных экономик, имея при этом значительные финансовые ресурсы, колоссальные возможности кредитования, другие экономические рычаги воздействия. Понятно, что международные экономические институты не могут быть субъектами, однопорядковыми тому или иному производителю (монополиям, немонополиям, государственным предприятиям). В данном случае речь идет о преобладании сознательного начала и целенаправленного воздействия на макроэкономическую среду с помощью финансовых, кредитных и иных рычагов.

Уже само по себе превращение международных экономических институтов в субъекты воздействия на экономическую систему не может не изменить ее. В результате модель экономической системы модифицируется следующим образом (рис. 5):

Рис. 5. Экономическая система, соответствующая регулированию
национального хозяйства со стороны международных экономических
институтов (открытая система):

 - немонополистические капиталы;
 - монополистические капиталы;
 - регулирование со стороны национального государства;
 - регулирование со стороны международных (мировых) экономических институтов.

Сознательное (командное) начало вносится и на уровень всей мировой экономической системы, и на уровень национальной, развивающейся как открытая системы.

Подведем итоги. Современное состояние экономической системы характеризуется наличием множества экономических субъектов, которые придерживаются одновременно и принципа “равная прибыль на равный капитал”, и принципа “неравная (более высокая) прибыль на монополистический капитал и соответственно в пределах средней и ниже на немонополистический капитал” и которые могут быть представлены и частными (различной степени ассоциированности), и государственными предприятиями.

Кроме субъектов-производителей современная хозяйственная система включает в себя и такие субъекты, функции которых сводятся к сознательному и целенаправленному воздействию на нее. Это в первую очередь национальное государство, определяющее экономические параметры среды обитания при помощи известных рычагов, а также международные экономические институты, которые в состоянии регулировать макроэкономику как на мировом уровне, так и в рамках национально ограниченных хозяйств.

Закончить содержательную часть работы следует воспроизведением общей логики развития экономической системы в рамках историко-логической концепции.


1 Необходимо отметить, что ленинский анализ монополии также исходил из превращения монополистических капиталов в регуляторы всей экономической системы. Вспомним, что, характеризуя монополию, Ленин говорит о трех ее признаках: 1) значительный объем производства того или иного товара сосредоточен в руках монополий; 2) это позволяет им (монополиям) влиять на продажную цену в сторону повышения по товарам, которые продает монополистический капитал, и в сторону понижения по товарам, которые монополистический капитал приобретает; 3) в результате этого происходит присвоение монопольной прибыли, по крайней мере, существенно превышающей среднюю.
2 Под планомерной формой связи между экономическими субъектами мы понимаем сознательно организованное поддержание хозяйственных пропорций.
3 См.: Цветов В. Я. Пятнадцатый камень сада Реандзе. М., 1986. С. 140.
4 В этот элитный клуб входят Соединенные Штаты Америки, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Италия, Канада. На ежегодных встречах в последнее время присутствует представитель Европейского экономического сообщества, а с середины 90-х годов и Президент России.

Предыдущая страница | Оглавление | Следующая страница



Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*