А.Н. Асаул, Б. М. Карпов, В. Б. Перевязкин, М. К. Старовойтов      
Модернизация экономики на основе технологических инноваций       
СПб: АНО ИПЭВ, 2008. - 606 с.

Глава 2. Малое инновационное предпринимательство
    

2.2. Развитие малого предпринимательства[194] в инновационной сфере

Как показывают социологические исследования, за последние годы, общественное мнение в отношении малого предпринимательства и его носителей сильно изменилось. Население и властные структуры стали более лояльно относиться к малому бизнесу, в определенной степени оказывая ему моральную и, в некоторых случаях, финансовую поддержку и создавая тем самым нормальный психологический климат в обществе и снимая излишнее социальное напряженнее.

В настоящее время в России создано около 50 тысяч малых инновационных организаций (МИО) но только 41% занимались НИОКР, проектированием нововведений, созданием и распространением программного продукта и производством наукоемкой продукции, на основе принадлежащей им интеллектуальной собственности они освоили производство новой продукции на десятки миллиардов рублей в год а это менее 2% от общего количества малых предприятий. Такое положение подтверждается и, например, числом патентов на изобретения, выданных малым предприятиям. Так например с 1994 до 2003 г. отечественные малые предприятия получили порядка 1300 патентов на изобретения, что составляет менее 1% от общего числа действующих в настоящее время патентов РФ. Максимальное число МИО, получивших патенты –102, приходится на 1997 год[195].

Распределение МИО по профилю деятельности приведено в таблице 2.4. Профиль деятельности МИО указан по описанию изобретения. Вместе с тем, как показали наши исследования, существует определенная разновидность МИО производственного назначения: одни организации могут разрабатывать новые технологии или осваивать производство новой продукции; другие призваны осваивать производство новой продукции, в том числе с использованием новых технологий. Кроме того, к примеру, в строительстве как отрасли народного хозяйства существует подотраслевые срезы: строительство объектов жилищного, промышленного, сельскохозяйственного, энергетического назначения и др.

Таблица 2.4

Распределение МИО по профилю деятельности

№п/п

Профиль деятельности МИО

Количество МИО

1

Научно-производственные

55

2

Научно-технические

12

3

Научно-внедренческие

15

4

Научно-производственные и внедренческие

16

5

Внедренческие

23

6

Научно-исследовательские, конструкторско-технологические

11

7

Инновационно-коммерческие

5

8

Многопрофильные

6

9

Медицинские

9

10

Без указания профиля

146

Как видно из данных таблицы 2.4, многие МИО (больше половины) не указывают в своем названии профиля деятельности.

Данные таблиц 2.4 и 2.5 также свидетельствуют о достаточно большом диапазоне деятельности МИО, в котором превалируют следующие направления: научно-производственные, внедренческие и с внедренческим уклоном. По организационно-правовому статусу в общем количестве МИО 187 имеют статус автономных, далее следуют государственные, остальные распределились по остальным категориям.

Таблица 2.5

Распределение МИО по организационно-правовому статусу

№ п/п

Организационно-правовой статус МП

Количество МИО

1

Автономные (унитарные)

187

2

Государственные

43

3

В форме АО, НРО, НИИ, ТОО, ООО и др.

24

4

При АО, НПО, НИИ, вузах и другие

17

5

При федеральных центрах

2

6

Коллективные

4

7

Индивидуально-частные

11

Среди партнеров МИО по совместному патентованию изобретений фигурируют НИИ, НПО, НТК, заводы, комбинаты, академические институты, учебные заведения. Это позволяет судить как о тематической широте разработок, так и о том, что многие крупные научные центры и организации, а также производственные организации и объединения видят в малых предприятиях не только надежных партнеров, но и источник развития инновационных возможностей.

Строительство как одна из важнейших отраслей народного хозяйства в данной таблице не представлена, поскольку считается, что большинство инноваций, используемых в отрасли, базируется на успехах, полученных при разработке и внедрении инноваций в других отраслях. Однако нельзя полностью согласиться с этим мнением, поскольку без строительства новых или реконструкции существующих зданий не обходится ни одна из отраслей народного хозяйства. Капитальное строительство определяет сроки внедрения новшеств и эксплуатационные характеристики зданий и сооружений, предназначенных для освоения инновационной техники и технологий.

С другой стороны, в капитальном строительстве сформировались определенные цели и направления инновационной деятельности, без реализации которых немыслимы существенные преобразования в этом виде экономической деятельности: расчет конструкций зданий, сооружений; механика грунтов, оснований и фундаментов, объемно-планировочные решения и др.

Ряд целей и направлений инновационной деятельности в строительстве представлены в таблице 2.6[196].

Таблица 2.6.

Классификация целей и направлений инновационно-производственной

деятельности в строительстве.[197]

Цели

Направления

Повышение качества проектов, сокращение сроков проектирования

Новшества в проектировании объектов

Улучшение условий жизни граждан, экономия энергоресурсов

Увеличение объема и повышение качества социальных услуг

Внедрение новых производственных технологий, новых товаров, улучшение их качества, рост объемов продаж, увеличение размеров прибыли организации.

Удовлетворение потребностей граждан, организаций в транспортных и коммуникационных услугах.

Инновативные здания и сооружения (новых поколений):

жилые здания;

объекты социальной сферы;

объекты производственной сферы

Транспортные системы и коммуникации

Повышение качества, сокращение сроков и снижение стоимости строительства объектов.

Новые методы расчета надежностных характеристик при строительстве и эксплуатации объектов.

Новые технологии получения строительных материалов, конструкций и производства работ.

Новые методы организации и управления

С целью реализации инвестиционных проектов в области инновационной деятельности и высоких технологий создаются предпосылки созданию благоприятные условий и в Санкт-Петербурге. Например, по количеству научных организаций и численности работников, выполняющих необходимые Санкт-Петербургу исследования, город занимает второе место в России. В этой связи, в научной сфере Петербургского региона уже существуют разработки ученых, посвященных различным аспектам малого инновационного предпринимательства[198].

Реализации стратегии РФ в области развития науки и инноваций в период до 2010 года тесно связана с активизацией инновационной функции малого предпринимательства. Как показывает мировой опыт, малые предприятия часто осуществляют свою деятельность в сфере научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок.

По свидетельству английского экономиста Г. Бэннока из 70 важнейших изобретений XX в. более половины были сделаны мелкими фирмами либо самостоятельными изобретателями. Именно малыми предприятиями созданы электронные трубки для телевизоров, установки кондиционирования воздуха, электростатические копировальные машины, транзисторы, миксеры и даже реактивный двигатель, не говоря уже о таких мелочах, как шариковая авторучка, застежка «молния», пылесосы, тостеры и многое другое[199]. Т.е. динамичность малого предпринимательства является важным условием развития. Всё это свидетельствует в пользу исключительно важного значения малого инновационного предпринимательства как особые части малого бизнеса.

Объективная необходимость развития отечественного малого инновационного предпринимательства на современном этапе требует изучения обстоятельств возникновения и развития, а также определения их экономической сущности через анализ, деятельность, выявление особенностей их функционирования, факторов, возможностей и перспектив.

Прототипы МИО в нашей стране появились в конце 80-х годов прошлого столетия, в период перестройки, когда темпы роста их числа и удельный вес в общем массиве малых предприятий были максимальны. В соответствии с законом «О кооперации» было создано множество научных кооперативов, профилем которых были составление компьютерных программ, проектно-конструкторские работы в сфере строительства, научные исследования, выпуск продукции производственно-технического назначения.

Малые предприятия инновационной направленности образца тех, что появились в конце 80-х- начале 90-х годов, формировались разными путями. Одни выделялись из научно-исследовательских институтов, научно-производственных объединений, утративших силу в условиях быстрых перемен. Другие создавались как «рыночные двойники» лабораторий и отделов отраслевых НИИ и заводов. Они занимались как сугубо научными или прикладными исследованиями, так и полным циклом «исследование-производство-сбыт». Некоторые предприятия создавались по инициативе разработчиков, ощутивших в себе тягу к предпринимательству и намеревавшихся выпускать конкурентоспособную, прибыльную наукоемкую продукцию. Часто такие компании, преследуя цель быстрого продвижения продукции за рубеж, организовывали совместные предприятия с иностранными партнерами.

В середине 90-х годов уже четко вырисовывается целый класс субъектов инновационного малого предпринимательства тех, для кого бизнес является самоцелью, кто в состоянии создать дело «на пустом месте», кто стремится к самореализации, самостоятельности, раскрытию своего творческого потенциала.

Но основная коллизия, «проблема проблем» становления и развития МИО связана с тем, что современная российская экономика представлена главным образом стандартизированным массовым производством, господствующим прежде всего в гипертрофированном сырьевом секторе. Соответствующая хозяйственная среда, отрицающая факторы индивидуализации, мобильности, конкурентности, априори определяет неэффективность и бесперспективность функционирования малых инновационных предприятий, обессмысливает и любые формы и масштабы их поддержки. Стратегический выход, следовательно, состоит в переводе экономики с сырьевой модели на альтернативную – инновационную, предполагающую, в частности, гибкую производственную специализацию[200].

Малое предпринимательство уже по своей природе, инновационно, а в условиях экономики знаний это его качество усиливается и превращается в ключевой фактор трансформационных изменений.

Во-первых, малое предпринимательство выступает в качестве такой институциональной структуры, которая обеспечивает подвижность и динамизм экономической системе в целом, способствует быстрой коммерциализации результатов исследований и разработок, а также адаптации к изменению условий во всех сферах деятельности, что оказывает значительное влияние на ускоренные темпы инновационного развития.

Во-вторых, благодаря современным информационным технологиям, которые существенным образом меняют саму модель функционирования различных структур, обеспечивается доступ малых предприятий к новым видам деятельности и увеличивается доля малого предпринимательства на мировом рынке товаров и услуг.

Кроме того, информационные технологии создают условия для снижения издержек производства (интернет-технологии значительно удешевляют процессы в области маркетинга, рекламы, логистики, консалтинга, регистрации, организации контактов с партнерами) и позволяют малым предприятиям повысить свою конкурентоспособность[201].

Все это свидетельствует в пользу малого предпринимательства, становящегося важным фактором и о6еспечиваюшим динамическое развитие предпринимательской деятельности, а также необходимым условием выполнения стратегии развития РФ в области науки и инноваций на период до 2010 года.

Здесь уместно привести некоторые цифры.

Субъекты отечественного малого предпринимательства имеют наиболее квалифицированный состав работников. Доля специалистов с высшим образованием на малых предприятиях составляет 34,2% от среднесписочной численности, хотя общероссийский уровень для производственных компаний колеблется в пределах 20,8%. В организациях численностью 50 до 100 человек доля инновационной продукции в общем объеме отгруженных товаров составляет 16,3%, притом, что средний показатель для отечественных компаний не превышает 12%.

Малые предприятия лидируют и по объему инновационной продукции и услуг. Если для субъектов малого предпринимательства выработка на одного работника в сфере производства колеблется в пределах от 72,1 тыс. до 115,1 тыс. руб., а в сфере услуг – от 39,9 тыс. до 49,2 тыс. руб., то для крупных компаний –36,9 -51,8 тыс. руб. и 0,65 тыс. -0,94 тыс. руб. соответственно[202].

Наукоёмкость продукции, производимой малыми предприятиями России, в 3 раза выше, чем крупными организациями, а затраты на внедрение инноваций в расчете на одного работника на малых предприятиях составляли 64,5 тыс. руб./человека, а в организациях крупного бизнеса – 17,4 тыс. руб./человека (2001г.)1.

Стратегия РФ в области развития науки и инноваций на период до 2010г. предусматривает систему взаимоувязанных по задачам и срокам целевых программ отдельных мероприятий и непосредственных мероприятий и в том числе развития малого и среднего предпринимательства в инновационной сфере. Также внимание к инновационному предпринимательству вызвало тем что доля инновационно-активных организаций продолжает оставаться небольшой, а число МИО постоянно сокращается. Так по виду экономической деятельности «Наука и научное обслуживание» в 1998г. было зарегистрировано почти 50000 из 868000 малых предприятий, но уже к 2000г. эта цифра едва превышала 30000 из 879300 малых предприятий, 50 тыс., то к 2000 г. их количество едва превышало 30 тыс. из 879,3 тыс. малых предприятий, а в 2004 г. численность предприятий отрасли «Наука и научное обслуживание» находилась на уровне 20,7 тыс. из 953,1 тыс. предприятий малого бизнеса России[203].

К сожалению, в стране не ведется отдельного статистического учета инновационно активных организаций малого предпринимательства, занимающихся разными видами экономической деятельности. Однако, по данным Торговое промышленной палаты Российской Федерации, в 2003-2004 гг. в России функционировало более 100 тыс. организаций, которые можно было отнести к этой категории на них было занято около 1 млн человек[204].

Вместе с тем, по официальным данным, внедрением инноваций в стране занимается всего 6,2% общего количества организаций, а в промышленности не более 10%. Затраты на инновации не превышают 1,5% от стоимости промышленной продукции, в то время как в странах Евросоюза этот показатель составляет 4,2 %[205].

С 2003 г. наблюдается тенденция возврата коллективов малых компаний в структуру тех организаций, от которых они когда-то отделились. Многие из них возникли на базе старых разработок, средства в НИОКР вкладывались небольшие, вопросам интеллектуальной собственности уделялось незначительное внимание, общая законодательная среда для их деятельности была неблагоприятной, и в итоге ряд фирм потерял свою инновационную направленность, а другие готовы вернуться к научной работе в НИИ и вузы. Сегодня на долю малых инновационных патентов приходится 1% общего числа российских патентов, выданных российским заявителям, а лицензируется только 2% всех патентов. Это свидетельствует о том, что они выпускают готовую продукцию без изменений и не используют интеллектуальную собственность. Однако их состав в последние годы меняется. Если в 1999 и 2000 гг. главными лимитирующими факторами были недостаток финансовых средств и экономическая нестабильность в стране, то в 2003 г. на первые места выдвинулись такие причины, как неразвитая инфраструктура в сфере коммерциализации технологий, несовершенство законодательной базы и только на третьем месте – недостаток инвестиций. Неразвитая инфраструктура для малых предприятий выражается в том, что государство поддерживало малое предпринимательство в очень скромных масштабах и в то же время не предоставляет гарантий для того, чтобы организации могли шире использовать заемные средства[206].

В странах с развитой рыночной экономикой ситуация другая. Так например в Германии доля малого инновационного бизнеса в общем количестве промышленных предприятий составляет 62%, в Норвегии – 49%, во Франции- 38%. Самая высокая доля инновационных организаций среди промышленных компаний зафиксирована в Ирландии, где данный показатель достигает 75%[207]2.

Великобритания относится к группе стран со средним уровнем инновационной активности. Здесь проживает 1 % населения мира, но на это государство приходится 5% общего количества внедренных в мире технологий. В 2000 г. в Соединенном Королевстве насчитывалось 21 210 малых инновационных организаций, что составляло 23,7% общего количества компаний.

Говоря об отраслевой структуре инноваций, следует заметить, что количество МИП в производственном секторе в Великобритании выше, чем в целом по Европе, а доля этих организаций, осуществляющих деятельность в сфере услуг, примерно равна среднеевропейской.

По данным Национального научного фонда США, среди наукоемких компаний доля субъектов малого бизнеса составляет 89%, при этом на малые предприятия приходится 98% фирм в области разработки программного обеспечения, 97% – в области фотоники и оптики, 96% – в области наукоемкого сервиса и столько же – в области проведения контрольно-измерительных операций. В электронной промышленности США из общего количества действующих малые предприятия составляют около 90%.

Среди малых инновационных организаций американские ученые выделяют особую группу так называемых серийных инноваторов (их количество не превышает 10%) за особый успех, постоянную инновационную деятельность и установку на передовые технологии. Эти организации отличаются от остальных малых предприятий тем, что сконцентрированы в отраслях, где высока значимость технологических инноваций и патентной зашиты продукции. В основном это биотехнологии, фармацевтика и производство полупроводников.

Американские исследователи установили также, что МИО активнее патентуют результаты своей деятельности, чем крупные компании. Так, среди 1 % патентов, имеющих больше ссылок, патенты МИО встречаются в 2 раза чаще, чем патенты крупных компаний. Таким образом, патенты МИО США формально более значимы, чем патенты крупных компаний[208]. Здесь уместно привести пример. По закону американский профессор, владеющий патентом, даже если он разработан и на государственные средства может его реализовать через создание МИО, привлекая к работе студентов. Американские вузы на этом делают едва ли не основной упор, т.к. видят двойную выгоду: с одной стороны – реализации продукта интеллектуальной деятельности, а с другой студенты посчитают азы предпринимательства. К сожалению, в нашей стране законодательство запрещает образовательным и научным учреждениям заниматься бизнесом, пусть даже и наукоемким.

Лидерами в области инноваций по уровню затрат на научные исследования и степени развития интеллектуальной собственности являются Швейцария, Дания, Нидерланды и Австрия.

Прежде чем перейти к исследованию сущности МИО необходимо отметить, что этот тип организаций ни в коем случае нельзя отождествлять с малыми предприятиями, осуществляющие другие виды экономической деятельности, хотя они и имеют не только отличительные но и общие функции, определённые особенностями их функционирования и ролью в хозяйственной системе страны[209] (рис.2.2.).

Говоря о феномене малого инновационного предпринимательства необходимо исходить из постулата – малые инновационные организации (МИО) представляют собой структурную часть малого предпринимательства, сосвойственными ему особенностями и функциями. В таком случае мы можем рассматривать малое инновационное предпринимательство в качестве самостоятельного экономического явления[210]. В хозяйственном механизме МИО выполняют определённые функции, занимая собственные позиции в конкретных областях экономики и в самом процессе нововведений[211]. В таких организациях формируется специфический тип предпринимательского поведения, обусловленный инновационной составляющей[212].

Универсального определения МИО не существует. Более того, в зарубежной практике используются различные варианты названии для такого рода организаций: инновационное малое предприятие (innovative SME), высокотехнологичная фирма (high technology firm), фирма новейшей технологии (new technology-based firm (NTBF), фирма, основанная на использовании знаний (knowledge-based firm) «эксплерент» – «фирма-новатор, которая сознательно идет на значительный риск, а получение прибылей от продажи новых товаров и технологий ставит в зависимость от одаренности интеллектуалов, работающих в фирме, и их не неординарных плодотворных идей, предложений»[213] и т.д.

Существуют и другие определения малого инновационного предпринимательства: это особый тип современной предпринимательской деятельности (составная часть сектора малого предпринимательства), направленной на получение прибыли от проведения научно-исследовательской работы, результатом которой являются создание новой (или совершенствование существующей) конкурентоспособной продукции (технологии, услуг), призванной существенно улучшить условия производства или жизни человека, и ее успешная коммерциализация[214].

Обычно применяется комбинированный подход к определению МИО, в котором используются критериальные признаки субъектов малого бизнеса, т.е. количество сотрудников и (или) финансовые показатели деятельности, и показатели инновационной активности организации – количество научных сотрудников, количество нововведений, количество публикаций по результатам исследований, объем средств, направляемых на научные исследования.

Критерием для выделения может служить и наукоёмкость продукции (R&D intensity), т.е. уровень затрат на научные исследования и разработки.

В Руководстве Осло[215], которое является действующим методологическим документом, подготовленным Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) совместно с Евростатом и содержащим рекомендации в области международной статистики инноваций, технологическая продуктовая и процессная инновационная фирма (Technological product and process innovating firm) определяется как организация, которая внедрила технологически новые или значительно усовершенствованные продукты, процессы или их комбинации в течение отчетного периода. При этом МИО должно иметь не более 100 человек персонала[216].

В США к малому инновационному предпринимательству относятся организации с количеством сотрудников менее 500 человек и имеющие не менее 15 патентов в течение пяти исследуемых лет[217].

В России под МИО понимается такая организация, которая в течение последних трех лет имела завершенные инновации, т.е. новые или значительно усовершенствованные продукты, внедренные на рынке, новые или значительно усовершенствованные услуги или методы их производства (передачи), также уже внедренные на рынке, новые или значительно усовершенствованные производственные процессы, внедренные в практику.

Несмотря на различия в определениях, МИО имеет ряд характерных особенностей, которые могут быть сгруппированы в две главные категории навыков:

- стратегические навыки: долгосрочное видение; способность обнаруживать и даже предвидеть рыночные тенденции; способность собирать, обрабатывать, и распространять технологическую и экономическую информацию;

- организационные навыки: умение рисковать; внутренняя кооперация между различными функциональными подразделениями, а также внешняя кооперация с исследователями, консультантами, заказчиками и поставщиками; готовность к инвестированию в знания и повышение квалификации сотрудников[218].

Но законодательной дефиниции МИО не существует, что вызывает серьезные затруднения в процессах идентификации субъектов инновационной деятельности в малом предпринимательстве: многие малые предприятия, регистрируемые в качестве инновационных, далее перепрофилируются, это затрудняет определение направлений поддержки, сроков и размеров помощи, превращает преференции в необоснованные и неэффективные. Как представляется, следует прежде всего ввести четкие критерии квалификации организации в качестве субъекта малого инновационного предпринимательства; первым из них могла бы стать минимальная доля выручки от реализации продукции, работ и услуг инновационного характера, устанавливаемая на уровне 70%. Желателен также механизм добровольной аккредитации МИО в региональных уполномоченных органах, на основе которой можно было бы разработать реестр организаций, имеющих право на льготы и специальную поддержку государства. Такой реестр помог бы структурировать инновационную деятельность в малом бизнесе, классифицировать ее субъектов по различным признакам, определить применительно к каждой выделенной группе масштабы необходимой правительственной помощи[219].

Теория предпринимательства убеждает нас в том, что общественное производство основано на единстве и взаимовлиянии двух аспектов – социально-экономического и организационно-технического.

Социально-экономический аспект характеризуется через раскрытие предпринимательства как особого фактора производства, обеспечивающего рациональное сочетание остальных факторов. Эта характеристика отождествляется с описанием фигуры предпринимателя как инициатора, который стремится к пионерным решениям, не боится риска, ожидает, что его исключительные способности принесут ему финансовый успех.

Организационно-технический аспект характеризуется как сфера производительных сил организации (средства труда, непосредственно труд, формы их технологического соединения и т. п.).

Особенности функционирования МИО непосредственно определяются особенностями НТП в настоящий момент. Роль МИО в НТП коррелирует с видами экономической деятельности, причем имеют значение «возраст» вида экономической деятельности, ресурсоемкость производства, объем стартового капитала, динамика развития экономической деятельности, продолжительность жизненного цикла продукта. Установлено, что именно на время «молодости» видов экономической деятельности приходится максимальное количество инноваций-продуктов, а на время его «зрелости» – увеличение количества инноваций в технологиях.[220]

Большинство МИО занимаются вопросами создания именно инновационных продуктов, а не технологий: ведь совершенствование последних чаще всего актуально для широкомасштабного производства и характерно для крупных компаний. Чрезвычайную роль МИО играют именно в начале развития экономической деятельности (нередко как раз изобретения МИО и кладут начало появлению нового вида экономической деятельности), затем новинку осваивают крупные компании, и дальнейшие нововведения приходятся большей частью именно на них. Это касается прежде всего тех видов экономической деятельности, где жизненный цикл товаров достаточно длителен (металлургическая сталелитейная, текстильная промышленность).

Высокотехнологичные виды экономической деятельности с постоянно сокращающимся жизненным циклом продукции нуждаются в непрерывном совершенствовании, и здесь МИО незаменимы. И хотя со временем наблюдается повсеместное сокращение жизненного цикла любых товаров, все же указанные тенденции сохраняются, а изменяются только временные интервалы. Здесь следует напомнить, что для МИО время использования продукции до её замены или усовершенствования не превышает 8,5 лет, что на 7 лет ниже, чем для крупных компаний.

Успех МИО в создании и освоении пионерных продуктов обусловлен тем, что из-за ограниченности финансовых ресурсов они очень предусмотрительно подходят к выбору сфер и направлений деятельности, сосредоточиваясь на выполнении, как правило, не более одного проекта. (В отличие от МИО, крупные компании имеют возможности осуществлять одновременно десятки, а то и сотни исследовательских проектов, диверсифицируя, таким образом, возможный риск). Кроме того, МИО используют, как правило, новейшее оборудование, что гарантирует их конкурентоспособность, и вынуждены постоянно заботиться о замене технических средств новыми, – только при таких условиях они способны функционировать эффективно и на равных конкурировать с крупными компаниями.

Возникает парадокс: МИО, которые специализируются на наукоемкой продукции, сами становятся заложниками специализации, поскольку НТП стремительно ускоряет моральный износ оборудования[221].

Инновационная деятельность МИО, как правило, выражается в создании новых знаний путем проведения научно-исследовательских разработок и совершенствования технологий. В связи с этим выделяют два вида малых компаний-инноваторов: продуктовые и процессные[222]. Продуктовые инноваторы – организации, про изводящие новые или значительно усовершенствованные товары или услуги, причем новации касаются только технических характеристик продукции, назначения и удобства для использования, а также нематериальных активов. К продуктовым инновациям не относят изменения внешнего вида, упаковки и перепродажу инновационных товаров, целиком произведенных и разработанных другими компаниями. Процессные инноваторы – это фирмы, которые применяют новые или значительно усовершенствованные производственные технологии, методы поставки товаров или предоставления услуг. Результат таких инноваций должен значительно влиять на уровень производства, качество продукции, а также стоимость производства и распространения. Изменения организационной структуры управления компанией к процессным инновациям не относятся.

Однако проведения научно-исследовательских работ, совершенствования технологического процесса, производства новых товаров и услуг недостаточно для того, чтобы деятельность получила статус инновационной. Важно также коммерциализировать результат, внедрить продукт на рынок и успешно продвигать его. Другими словами, для инновационного бизнеса должна быть своя питательная среда. Нужны не только идеи и деньги, должен быть ещё и спрос – заинтересованность в новинках.

Чтобы производство буквально вырывало их из рук разработчиков.

Исходя из вышесказанного напрашивается вывод о неоднородности сектора МИО. Исследования проведённые Е. Мазуром как раз и свидетельствует об этом см. таблицу 2.7.

Таблица 2.7

Матрица преимуществ и недостатков основных групп МИО

Группа

Преимущества

Недостатки

Независимые

МИО

Максимальная творческая

свобода

Высокая концентрация на результате

Удовлетворение творческих амбиций работников

При успехе вся прибыль остается в руках компании

Трудности с финансированием

Отсутствие гарантии успеха

Творческие конфликты

Вероятность появления проблем с коммерциализацией продукции

Ограниченная заработная плата

МИО работающие

по заказу

Гарантированный рынок сбыта

Всесторонняя поддержка идеи

заказчиками

Возможность долгосрочного сотрудничества с заказчиком

Достаточное финансирование Обеспеченность всеми необходимыми ресурсами

Регламентированные сроки

осуществления НИОКР

Вероятность потерять заказчика в случае неудачи

Необходимость постоянно отчитываться перед заказчиком

Интегрированные МИО

Пользование ресурсами корпорации

Высокая заработная плата

Высокая степень самоуправления

Высокая общекорпоративная хозяйственная и управленческая культура

Двойная конкуренция (внешняя и внутренняя)

Выплата доли прибыли в фонд корпорации

Конфликты с другими подразделениями корпорации

К независимым МИО, исследователь относит абсолютно независимые от какой бы то ни было другой рыночной (или нерыночной) структуры и не работают по ее заказу. Они самоорганизуются по инициативе носителя идеи — менеджера-изобретателя, создающего команду ученых и специалистов для достижения конкретной цели (работы над объектом изобретения):

Вторая группа – МИО работающие по заказу, очень похожи на предыдущие, с той лишь разницей что они создаются благодаря многосторонней поддержке спонсора или (и) заказчика. Последний инициирует организацию МИО, обеспечивает eё необходимыми финансовыми ресурсами и оборудованием, помогает информацией, а взамен получает уникальный продукт. Заказчик и исполнитель строят свои взаимоотношения на договорных началах, но с высокой степенью доверия, а также с возможностями длительного сотрудничества в случае успеха;

Третья группа это интегрированные МИО, являющиеся структурой компании, которая оказавшись перед угрозой утратить динамизм из-за жестко формализованной организационно-управленческой структуры, дает жизнь внутрифирменным образованиям по типу малых предприятий, предоставляют им широкие полномочия, свободу действий и доступ к общекорпоративным фондам развития. Такие МИО, будучи составной частью компании, в сущности, выступают полноценными конкурентами по отношению к внешним экономическим агентам и подразделениям самой компании.

Следует отметить, что у нас есть удачные примеры больших компаний, сочетающие отечественные и зарубежные технологии и услуги. Стремительные темпы роста компаний мобильной связи – реальный инновационный прорыв. И необязательно самим делать все «от и до». Но надо иметь твердые позиции на рынке и постоянно их упрочивать. У нас также работают небольшие хай-тековские организации выросшие на месте разрушенных отраслевых институтов, их разработки пользуются спросом и у крупного бизнеса.

Кроме перечисленных в таблице 2.7 недостатков следует добавить такие факторы значительно влияющие на деятельность МИО как ограничение возможностями внешнего и внутреннего финансирования (кредитование, привлечение бюджетных средств), недостаточную информационную обеспеченность, высокий предпринимательский риск, ограниченные возможности выпуска продукции, отсутствие синергетического эффекта от совместной деятельности при реализации инноваций, узкой специализацией работников, отсутствием возможности получения поддержки начинающих предпринимателей и изобретателей, а также отсутствием действующих механизмов реализации законов направленных на поддержку малого инновационного предпринимательства. Несмотря на это, МИО характеризуются высокой эффективностью освоения инноваций.

Малое инновационное предпринимательство имеет ряд преимуществ практически во всех отраслях народного хозяйства, включая и строительство. Преимущества эти таковы: гибкость и оперативность в принятии решений, восприимчивость к нововведениям в производственной и управленческой деятельности, быстрая адаптация к местным условиям, высокий уровень специализации производства и труда, быстрая оборачиваемость средств, невысокие расходы по управлению.[223]

Надо отметить, что инновационная деятельность, являющаяся рискованным видом предпринимательства, требует крупных единовременных затрат, которые не всегда окупаются. Поэтому существует потребность в страховой защите рисков инновационной деятельности, как средстве снижения финансовых потерь инвесторов в случае неудачной реализации проектов.

Для снижения инвестиционного риска и привлечения финансовых ресурсов малые инновационные организации, как правило, стремятся к тому, чтобы их деятельность осуществлялась в рамках государственных научно-технических программ (ГНТП), являющихся составной частью федеральной целевой программы научно-технической программы (ФЦНТП) «Исследование и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники». В качестве примера можно привести деятельность АО «Научно-производственная и инвестиционная ассоциация «Стройпрогресс» (АО «Стройпрогресс»), имеющую опыт в реализации государственных научно-технических программ (ГНТП). Компания наделена также правами исполнительной дирекции программы «Стройпрогресс».

И в заключении хочется привести высказывание директора НИИ статистики Росстата профессора В.М. Симчеры: Надо иметь в виду, что в инновационной деятельности наибольшие успехи имеют исследовательские группы с численностью 25-40 человек. На их стороне больше всего инноваций и они самые устойчивые. Вот их и надо создавать. Зачем нужны по преимуществу, неработоспособные институты в составе 200-300-500 человек?

Для России точная цифра – 225,8 человек в расчете на одну организацию, выполнявшую исследования и разработки в 2007г. Преобразуйте их (а их и ныне в России свыше 3,5 тыс., в т.ч. 2.1 тыс. НИИ) в оперативные, гибкие и управляемые научные центры, как это уже давно сделано на Западе.

Будущее инноваций отнюдь не за крупными институтами, и не за крупными корпорациями и ТНК. И там, и там коэффициент научной поворотливости ума очень низок. Формализм, бюрократия, неуправляемость убивают нас. Большие корпорации «сжирают» инновации, но не созидают их. Их доля в общем потоке инноваций по сравнению с маленькими – ничтожна. В США, несмотря на «Майкрософт», несмотря на IВМ, несмотря на «Форд», это всего 12 процентов, остальное – мелюзга и мелочь. А у нас что? Инновационные вампиры. Поэтому ситуацию надо менять. Поэтому надо не декларировать, что мы идем к диверсификации в инновациях, а надо иметь эту диверсификацию[224].

Комментарии, как говорится, излишне.

НТП и прогресс в инновациях базируются на сложной системе взаимосвязей элементов, которые «производят» различные типы знаний, управляют их потоками, распределяют их, и во многом определяются тем, каким образом основные действующие лица этих процессов взаимодействуют друг с другом в качестве элементов коллективной системы создания и использования знаний, а также тем, насколько современны технологии, используемые ими. И хотя внутри этой системы взаимодействуют организации как частной, так и государственной, и смешанной форм собственности, все же правительственные структуры играют особую роль. Именно через них осуществляется государственная политика, влияющая на инновационные процессы. Она формирует институциональный профиль системы, который во многом определяется такими зависящими от органов государственной власти факторами, как режим функционирования предпринимательской среды, в т.ч. и малого предпринимательства, уровень и степень ориентации фундаментальных исследований на рынок, система мотивации научно-исследовательской активности, ее направленность в сторону производства, организация сектора высшего образования[225].

Как же строится государственная политика поддержки малого предпринимательства в РФ? В 2007 г. размер средств федерального бюджета, направляемых на комплекс мероприятий по поддержке малого предпринимательства, составил 3,8 млрд руб. и увеличился на 0,3 млрд руб. по сравнению с 2006 г.[226]. Средства федерального бюджета, предусмотренные на эти цели, предоставляются субъектам Российской Федерации на конкурсной основе при условии софинансирования расходов по их реализации из региональных бюджетов.

Приоритетными видами поддержки малого предпринимательства являются мероприятия по развитию сектора финансовых услуг малым компаниям, обеспечению доступа к современным офисным и производственным площадям: создается 120 бизнес-инкубаторов, 38 из которых уже открыты – это на 27 бизнес-инкубаторов больше, чем было открыто в 2006 г.; к 19 созданным региональным венчурным фондам, созданным в 2005-2006 гг., в 2007 г. добавились по одному фонду в Москве и Краснодаре, каждый объемом 200 млн руб. В 2007 г. управляющие компании региональных венчурных фондов г. Москвы, Омской области и Красноярского края инвестировали в малые компании около 400 млн. руб. – это первые венчурные инвестиции в малый бизнес, создано 20 гарантийных фондов, к концу 2007 г. их совокупные активы превысили 3 млрд руб., 6 регионов начали реализацию мероприятий, направленных на поддержку субъектов малого предпринимательства в условиях вступления России в ВТО. В настоящее время на региональном и муниципальном уровнях действует не менее 1 тыс. объединений предпринимателей (союзы, ассоциации, лиги и пр.). На федеральном уровне Торгово-промышленной палатой зарегистрировано более 100 объединений предпринимателей, имеющих представительства или участников в регионах России. Их основные усилия направлены на взаимодействие с органами власти в вопросах создания благоприятной среды для развития предпринимательства и защиту интересов конкретных субъектов малого бизнеса. Наиболее эффективными являются объединения предпринимателей, созданные по профессиональному признаку (например, Российский Союз строителей), по территориальному признаку (союз предпринимателей области, города, района), по признаку социального статуса (союзы молодых предпринимателей, ассоциации женщин-предпринимателей).

На федеральном уровне и во многих регионах налаживаются координационные связи между различными объединениями, что позволяет более эффективно решать общие задачи и отстаивать интересы определенных групп и слоев предпринимателей.

Однако проверка использования средств федерального бюджета, полученных субъектами Российской Федерации в 2005-2006 гг. на реализацию мероприятий по государственной поддержке малого предпринимательства, показала, что 416 млн руб., выделенных на создание и развитие инфраструктуры поддержки субъектов малого предпринимательства в научно-технической сфере, не переданы фондами содействия развитию венчурных инвестиций в малом предпринимательстве в научно-технической сфере управляющим компаниям с целью включения этого имущества в состав закрытого паевого инвестиционного фонда особо рисковых (венчурных) инвестиций. В ходе проверки Федеральной службы финансово-бюджетного надзора установлено, что на единых счетах бюджетов субъектов Российской Федерации имелся неиспользованный остаток денежных средств в сумме 584,6 млн руб. (15,3% от суммы средств, выделенных на государственную поддержку малого предпринимательства в 2005-2006 гг.)[227].

Во исполнение поручения Правительства Российской Федерации от 24.05.06 г. (протокол № 17) Росстат направил в Минэкономразвития России (письмо от 22.06.06 г. № КЛ-03-21/1691) предложение по проведению в октябре 2007 г. в Российской Федерации сплошного обследования субъектов малого предпринимательства (юридических лиц и индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица). Однако предложение Росстата не нашло поддержки, и в федеральном бюджете на 2007 г. средства на проведение этой работы не были предусмотрены. Учитывая важность указанного обследования, Росстат прорабатывал вопрос о проведении в I квартале 2007 г. пилотного сплошного обследования малых предприятий и индивидуальных предпринимателей в пяти субъектах Российской Федерации (г. Москва, Астраханская, Калининградская, Тамбовская и Тверская области), которые готовы изыскать ресурсы для его финансирования.

Все это свидетельствует, по нашему мнению о несоответствии государственной политики поддержки малого предпринимательства требованиям сегодняшнего дня – возрастающей потребности в переходе страны на инновационный путь развития. По всей вероятности нет людей, которые бы не понимали, что без опоры на инновации не удастся одержать победу над экономической и технологической отсталостью страны, повысить ее конкурентоспособность на мировых рынках. Это требует создания условий для опережающего, инновационного развития России, через формирование многосторонней системы государственной поддержки малого инновационного предпринимательства в стране.

Поскольку значительная часть разрабатываемых и применяемых в России программ построены на принципах и методах, аналогичным принципам работы зарубежных программ, представляется целесообразным рассмотреть опыт стран с развитой экономикой, например, США, где сектор малого предпринимательства занимает ключевые позиции в инновационной сфере, представляя более 90% численности наукоемких компаний и производя около 50% всех инноваций. Особенностью данной предпринимательской структуры является потребность в постоянном государственном внимании.

Механизм поддержки наукоемкого бизнеса в США[228]. В 1993 г. Конгресс США принял закон о результатах государственной деятельности (Government Performance and Results Act – GPRA), направленный на повышение эффективности целевого финансирования программ, признанных государственным приоритетом, к которым относится малый наукоемкий бизнес (МНБ). В соответствии с требованиями этого чакона федеральные агентства, финансирующие государственные проекты, обязаны разрабатывать стратегические планы, призванные отражать направления, цели и ожидаемые результаты этой помощи. Законом оговаривается также ежегодное предоставление агентствами отчетов об итогах работы, выраженных в количественных показателях, и анализ соответствия полученных эффектов заявленным целям[229].

Исполнение установок GPRA находится под юрисдикцией Административно-бюджетного управления (OfficeofManagementandBudget – OMB), осуществляющего мониторинг деятельности агентств и ответственного за соотношение планов и отчетов установленным критериям[230].

В 2004 г. в дополнение к GPRA был принят закон об оценке эффективности государственных программ (Program Assessment Rating Act – PAR Act), обязывающий ОМВ проводить анализ деятельности каждой государственной программы как минимум один раз в пять лет. При этом результаты программ должны сравниваться между собой, а наиболее успешные проекты – получать государственную поддержку со стороны ОМВ. Данная мера принята Конгрессом США, чтобы повысить эффективность использования средств государственного бюджета и сократить число государственных программ, финансирование которых экономически неоправданно[231].

Не раз доказывала свою эффективность Федеральная программа «Инновационные исследования малого бизнеса» (Small Business Research – SBIR), которая работает в США более 20 лет. Изначально SBIR действовала в рамках Национального научного фонда (National Science Foundation – NSF).

Высокое качество результатов работы данного проекта NSF заинтересовало Конгресс США, и в 1982 г. SBIR была законодательно закреплена как один из инструментов государственной поддержки МНБ.

Включение SBIR в механизм государственного регулирование обязало федеральные агентства, обладающие суммарным бюджетом на исследования и разработки более 100 млн долл., ежегодно выделяя для нужд малого инновационного бизнеса 0,2% от научного бюджета, а для агентств с научным бюджетом более 20 млн долл., ежегодно увеличивать ассигнования на поддержку исследований МНБ. В программе принимают участие 12 министерств и ведомств, среди которых министерства обороны, здравоохранения и социальных служб, энергетики, NSF и NASA, в совокупности формирующие 96% бюджета SBIR. С 2004 г. к поддержке малого бизнеса привлечены Департамент национальной безопасности и Министерство жилищного строительства и развития, что указывает на усиление внимания государства к инновационным путям решения проблем безопасности населения, возникших в результате «событий 11 сентября»[232].

SBIR можно охарактеризовать как совокупность независимых программ, так как каждое агентство, участвующее в этой программе, самостоятельно определяет направления деятельности, формулирует критерии отбора проектов, распределяет суммы ассигнований, осуществляя оценку эффективности своего участия в программе.

Координирующее ведомство – Администрация малого бизнеса (Small Business Administration – SBA) выполняет по преимуществу административные функции. В его обязанности входят распространение общих директиви публикация ежегодных отчетов. Подобная форма управления имеет какдостоинства, так и недостатки. Преимущества децентрализованного менеджмента заключаются в тесном взаимодействии специалистов отраслевых ведомств с разработчиками проекта, а также в понимании экспертами особенностей отрасли, позволяющем отбирать актуальные и перспективные проекты. Кроме того, бюджет SBIR напрямую зависит от количества и размераучаствующих министерств и агентств. Основным же недостатком такой формы управления является сложность контроля за использованием государственных средств, что объясняется отсутствием единых принципов формирования отчетов а также методов и критериев опенки результативностиНИОКР.

Распределение финансовой поддержки в рамках SB1R проходит в три этапа. На первом этапе, который не может продолжаться более 6 месяцев, оценивается перспективность инновации и реальность реализации проекта; на эти исследования может быть выделено до 100 тыс. долл. Второй этап включает развитие проекта и его реализацию и сопровождается увеличением суммы ассигнований до 750 тыс. долл. Размер инвестиций определяется на конкурсной основе исходя из результатов, полученных на первом этапе, а также научных и технических достоинств создаваемого образца. В двухлетний срок НИОКР по этому проекту должны быть завершены и проведена оценка коммерческого потенциала новшества. Последний этап программы представляет собой перенесение результатов исследования из лабораторной практики в рыночную среду, и если они будут востребованы, то программа завершается масштабным производством инновации. Примечательно, что на этой стадии государственное финансирование отсутствует, поэтому компания должна самостоятельно позаботится о привлечении инвестиций. Наличие у компании дополнительных источников финансирования проекта для стадии коммерциализации является её преимуществом при прохождении конкурса на участие в программе.

За время работы SBIR бюджет программы, составлявший в 1983 г. около 45 млн долл., к 2004 г. вырос до 2,01 млрд долл. А в совокупности государство с помощью SBIR инвестировало в исследования малых предприятий более 17,5 млрд долл.

Общая оценка целесообразности и обоснованности ассигнований, выделяемых федеральным правительством США для финансирования НИОКР малых предприятий, проводится Административно-бюджетным управлением. Кроме того, каждое министерство или исполнительное агентство ежегодно подводит итоги своего участия в программе.

Мониторинг деятельности SBIR, как и других крупных государственных программ, осуществляется Главным бюджетно-контрольным управлением (GovernmentAccountabilityOffice – GAO), фиксирующим свою оценку в специальных отчетах. Данные исследования проводятся для формирования докладов, направляемых в Конгресс США. Принцип оценки эффективности SBIR, используемый управлением, построен на анализе соответствия результатов программы задачам, поставленным перед ней Актом о развитии малого наукоемкого предпринимательства (Small Business InnovationDevelopmentAct, 1982 – SBIDA). Среди этих задач следует упомянуть:

- стимулирование роста инноваций в наукоемких отраслях;

- использование потенциала малого бизнеса для выполнения НИОКР в соответствии с государственными интересами;

- повышение заинтересованности малого бизнеса в коммерциализации результатов НИОКР, выполненных при поддержке государства.

Основной акцент исследований бюджетно-контрольного управления приходится на уровень коммерциализации результатов НИОКР, что объясняется специфики ведомства. В случае оценки SBIR отраслевым ведомством или национальным агентством коммерческая составляющая не всегда становится главным индикатором эффективности программы. В целом отчеты управления подтверждают соответствие деятельности SBIR заданным ориентирам, в том числе и по критерию коммерциализации. За период с 1999 по 2004 г. доля коммерчески успешных проектов увеличилась с 39 до 42%, а в 2006 г., по прогнозам аналитиков, этот показатель составит 45%[233]1.

Достоинством SBIR является также высокое качество реализуемых под ее покровительством проектов, на что указывают менеджеры агентств (3/4 исследований, выполненных в рамках SBIR, обладают качеством, соответствующим ровню исследований, выполняемых по рантам других федеральных агентств NSF, NIH и др.). Данный результат объясняется высокой конкуренцией за право участия в программе, что подтверждается ежегодным увеличением числа проектов, достойных поддержки. Постоянное обновление состава участников (около 1/3 всех грантов получают новички) говорит о росте числа перспективных малых предприятий и заинтересованности государства в сотрудничестве с ними.

Основной целью, поставленной перед SBIR, является повышение заинтересованности малых предприятий в коммерциализации результатов исследований. Данный признак является одним из основных при конкурсном отборе проектов на получение гранта SBIR и в дальнейшем определяет размер выделяемых ассигнований. Учет рыночной востребованности обязателен при определении эффективности программы. Показателями рыночного спроса на результаты инновационной деятельности чаще всего являются уровень продаж инновации и их стоимостное выражение (табл.2.8).

Положительная оценка деятельности SBIR со стороны предпринимательского сектора – важный фактор, свидетельствующий о достижении государством поставленных целей. По данным NIH, более 90% компаний, участвовавших в опросе, дали высокую оценку поддержке государства, оказанной в рамках SBIR, и 64% респондентов заявили, что без ее помощи реализация проекта была бы невозможна.

Таблица 2.8.

Показатели коммерциализации результатов НИОКР, предложенные специалистами NIH

Показатель

Значение показателя

Доля от общего числа проектов, %

Уровень продаж (число реализованных инноваций)

224

29

Число инноваций, чье качество подтверждено тестами

Управления по контролю за продуктами и лекарствами (FDA)

48

6

Число реализованных разрешений на использование изобретений

164

21

Открытое использование инновации

21

3

Дополнительные инвестиций из других источников

281

37

Число успешно реализованных изобретении или находящихся в стадии рыночного внедрения

436

57

Общее число свидетельств коммерциализации инноваций

1174

Общее число проектов с наличием одного и более показателей коммерциализации инновации

564

73

Выручка от реализации результатов НИОКР, млн. долл.

821

Источник: National Survey to Evaluate the NIH SBIR Program, Final Report. National Institutes of Health, Office of Extramural Research. July 2003. P. 3-31.

Анализ проведенный В. Халчанской[234] не дает полного представления об эффективности государственной поддержки, оказываемой малым предприятиям через механизм SBIR, однако сделанные выводы представляют интерес:

- государство – наиболее заинтересованная сторона в создании системы оценки программ, использующих средства бюджета;

- в настоящее время общепризнанной теории эффективности затрат на исследовании и разработки не существует, но отмечаются активизация деятельности в этой области и увеличение работ по данной проблеме;

- чаше всего американские аналитики используют принцип сравнительного анализа полученных эффектов и поставленных целей, который является простым и удобным, но не исключает возможности субъективной оценки;

- оценка эффективности программы в значительной степени зависит от приоритетности целей участников, чаше всего ориентированных либо на коммерческий успех либо на получение научно-технического эффекта;

- для оценки эффективности SBIR наиболее часто используются такие показатели, как число новшеств, количество патентов и опубликованных научных работ, уровень продаж в количественной и стоимостной форме и т.д.;

- большое внимание уделяется характеристике эффективности работы с точки зрения предпринимательского сектора; с этой целью оцениваются изменения в финансово-хозяйственной деятельности компании, а также общая удовлетворенность участием в SBIR.

Возвращаясь к проблемам отечественного малого предпринимательства необходимо подчеркнуть что до настоящего времени (а с момента принятия Основ политики РФ в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу прошлого более шести лет) несформировала ни государственная промышленная политика, ядром которой стала бы инновационная стратегия, ни национальная инновационная система (НИС), которая «должна обеспечить объединение усилий государственных органов управления всех уровней, организаций научно-технической сферы и предпринимательского сектора экономики в интересах ускоренного использования достижений науки и технологий в целях реализации стратегических национальных приоритетов страны»[235].

Научные публикации[236] рассматривающие проблемы формирования национальной инновационной системы представляют этот феномен с позиций структурной характеристики и прежде всего выделения элементов становящейся в России инновационной системы: представляющее НИС это ядро научно-технического комплекса страны целостную многоотраслевую совокупность научных, образовательных, производственных, консалтинговых организаций, а также других структур, придающую инновационную направленность развитию отечественной экономики; структуры НИС призваны обеспечивать развертывание НИОКР, связанных с обновлением продуктов и технологической базы их воспроизводства[237].

До настоящего времени также не разработаны концепции эффективной государственной политики поддержки малого инновационного предпринимательства, хотя в научной литературе предложений достаточно[238] и мы на них ниже остановимся.

В качестве основных причин сложившейся неблагоприятной ситуации профессор Б. Райзберг выделяет следующие[239]:

- инновационная деятельность во всех ее фазах сопряжена с длительным сроком ожидания и.высоким риском неполучения прогнозируемого, ожидаемого конечного результата, в связи с чем рыночные субъекты-хозяйствования в России предпочитают не связываться с инновационными проектами и концентрировать свою деятельность на сделках, приносящих уверенную прибыль за короткий период времени;

- осуществление инновационных проектов требует значительных затрат, отвлечения на продолжительное время масштабных финансовых ресурсов в виде инвестиций в научные исследования и разработки, опытное производство, испытания. Малые; венчурные фирмы такими средствами не обладают, а привлечь кредитный банковский капитал, неохотно предоставляемый им даже под высокий процент, весьма трудно;

- зарождение инноваций в виде идей, замыслов, их исследовательское обоснование, проектное воплощение и практическое подтверждение, реальное применение требуют объединения и координации работ в рамках единого цикла «наука-техника-производство». Организовать согласованное функционирование всех звеньев этой цепи часто не под силу одной организации.

Преодолеть отмеченные трудности на основе действия рыночных механизмов, без государственного регулирования и поддержки в условиях все еще несовершенного российского рынка способны только крупные трансконтинентальные корпорации энергетического, нефтегазового, металлургического комплексов.

В сложившейся в российской экономике практике государственная организационно-финансовая поддержка инновационных проектов, современных информационных технологий ощущается слабо. Государство в большей степени ориентирует субъектов хозяйствования на закупку инновационного продукта за рубежом, чем на создание и применение собственных достижений.

Анализ степени и результативности государственного воздействия на активизацию инновационной деятельности и придание инновационной направленности производственно-экономическим системам и процессам в России позволяет выделить следующие актуальные направления государственного регулирования технико-технологического прогресса:

- возрождение угасающей государственной или государственно поддерживаемой автономной научно-исследовательской инфраструктуры, инициирующей и генерирующей продуктивные научные идеи, способствующие их воплощению в инновационные проекты;

- формирование спроса и государственного заказа на инновационные товары и технологии широкого применения, в том числе двойного назначения; используемые в оборонных и гражданских отраслях;

- создание благоприятного инвестиционного, налогового климата, патентной среды, способствующих притоку инвестиций в инновации;

- организация государственной или поддерживаемой государством системы страхования рисков инвестиционно-инновационной деятельности;

- государственное кредитование либо поддерживаемое государственными гарантиями банковское кредитование инновационных процессов.

Подход к государственному регулированию инновационных процессов следует основывать на предпосылке о неизбежности государственной финансовой поддержки инноваций и их экономического стимулирования по крайней мере на стадиях формирования замысла и его проектного подкрепления. Требуемые для этого расходы государственного бюджета окупаются дополнительными доходами за счет роста производства и повышения его эффективности, обеспечиваемого применением инновационных технологий.

Малое инновационное предпринимательство в качестве объекта госрегулирования находится «на пересечении» двух составляющих (секторов) экономики: малого предпринимательства и инновационной сферы. Это обстоятельство провоцирует неучет специфики малого инновационного предпринимательства в правительственных программах, разрабатываемых разными ведомствами, предопределяет фрагментарность и ресурсную недостаточность, а потому и низкую эффективность, осуществляемых мер господдержки[240]. Только лишь на основе выстраивания целостной системы такой поддержки, сопрягаемого с серьезными изменениями во всем хозяйственном механизме можно решить эти проблемы.

Практикуемые ныне формы господдержки МИО ориентируют их деятельность главным образом на национальный рынок, и это в принципе правильно. Однако в условиях глобализации нельзя «закрывать» эту сферу бизнеса, имея в виду, что малые инновационные организации играют значительную роль в итерационных мирохозяйственных процессах. В программах поддержки малого инновационного предпринимательства необходимы, в частности,: меры, облегчающие его субъектам доступ на международные рынки наукоемкой продукции и высоких технологий, а также способствующие повышению квалификации предпринимателей в осуществлении внешнеторговых операций.

Хотя элементарной предпосылкой эффективного стимулирования инновационных процессов является мониторинг деятельности всех их: носителей, в стране отсутствует полноценная система статистического учета и отчетности малых инновационных организаций. Необязательная форма «2-МП-инновация», утвержденная Госкомстатом России в 1999г. для сбора информации о работе этой специфической категории организации, заполняется ими один раз в два года и не содержит репрезентативных показателей, приемлемых с позиций содержательного анализа. Таким образом, необходима отработка специального инструментария изучения результативности деятельности малых инновационных организаций на базе радикально усовершенствованных форм и методов статистического наблюдения.

В настоящее время отсутствует целостная специализированная инфраструктура консалтинговых и сервисных услуг для малого инновационного предпринимательства а также информационное обеспечение его развития недостаточно. Степень информированности субъектов малого инновационного бизнеса о наличии сервисных фирм и характере их услуг неудовлетворительна, предложение одних видов услуг превышает спрос на них, а других – далеко не удовлетворяет существующую потребность (речь идет, к примеру, о дефицитности консалтинга по проблемам оформления проектов, их экспертизы и организации финансирования их реализации). Выходом может быть развертывание сети региональных центров сервисной поддержки инноваций в малом предпринимательстве, призванных выполнять функции координаторов, а также посредников между разработчиками проектов, финансирующими структурами и государственными органами.

Весьма острой является кадровая проблема: развитие малого инновационного предпринимательства серьезно сдерживается дефицитом квалифицированных специалистов в области инновационного предпринимательства и менеджмента. Поэтому традиционную их подготовку в вузах, как представляется, следовало бы дополнить организацией соответствующего учебного процесса на базе упомянутых региональных центров.

Разделяя мнение авторов статьи «Государственное управление инновационными процессами»[241] следует отметить, что специфической формой государственной поддержки инновационной деятельности в научно-производственной сфере могут стать налоговые льготы. Таково, например, введение исследовательского налогового кредита в виде права организаций, занятых инновационной деятельностью, вычитать из налога на доходы (прибыль) часть прироста расходов на НИОКР, направленных на разработку инноваций. Представляется правомерным вычитать из налога на прибыль производственных организаций часть прибыли, получаемой за счет производства наукоемкой, инновационной продукции в течение первых лет ее освоения и выпуска. Подобная практика применялась в России, однако после вступления в силу в 2002 т. второй части Налогового кодекса РФ, содержащей гл. 26 «Налог на прибыль организаций», эти стимулы инновационной деятельности были в значительной степени утрачены.

Ведущую роль в инновационном развитии экономики России призваны играть федеральные целевые программы. В перечень предусмотренных к финансированию за счет средств федерального бюджета на 2007 г. вошли такие программы инновационной направленности, как «Мировой океан», «Электронная Россия», «Предупреждение и борьба с социально значимыми заболеваниями», «Ядерная и радиационная безопасность России», «Федеральная космическая программа», «Глобальная навигационная система», «Национальная технологическая база», «Развитие промышленной биотехнологии», «Реформирование и развитие оборонно-промышленного комплекса», «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники», «Энергоэффективная экономика». Отдельные мероприятия инновационного характера содержатся и в других федеральных целевых программах на период до 2010 г.

Количество инновационно-ориентированных федеральных; целевых программ, финансируемых из федерального бюджета, весьма велико. Однако это еще не означает их эффективной отдачи. Реальный уровень бюджетного финансирования программ немногим более 50% годовых) назначений, а эффективными оказываются примерно 20% из общего состава программ. В 2007 г. выполнено лишь 13% инновационной ФЦП «Электронная Россия», освоено всего 7% выделенных средств: Положение дел с выполнением мероприятий других ФЦП инновационной направленности выглядит немногим лучше.

Применяемые к МИО меры непосредственного государственного воздействия (прямое финансирование проектов, льготное кредитование и налоговые освобождения) необходимы и важны, однако явно недостаточны в том смысле, что не мотивируют организации вступать в интеграцию с более крупными (корпоративными) структурами; вне которой невозможна полная реализация потенциала конкурентоспособности малого инновационного бизнеса, как, впрочем, и других категорий малого предпринимательства[242].

В связи с этим наряду с инструментами прямого воздействия в системе господдержки малого инновационного предпринимательства должны использоваться рычаги косвенного влияния, стимулирующие сотрудничество малых и крупных предприятий, их взаимодействие при разработке и внедрений наукоемкой продукции[243].

Недоиспользуется такой значимый ресурс инновационного подъема экономики, как закупка патентов, лицензий на инновационные технологии за рубежом, совместное производство инновационных продуктов с зарубежными компаниями. В связи с недостаточностью бюджетных ассигнований на развитие науки и проектно-конструкторских разработок, высокой стоимостью освоения нововведений закупка ноу-хау в странах, стоящих на передовых позициях технико-технологического прогресса, вполне уместна. Важная задача государства видится также в создании, развитии и поддержке инфраструктуры инновационной деятельности, представленной в образе наукоградов, технопарков, инновационно-технологических инкубаторов, центров трансфера технологий; агентств инновационной информации. Функционирование разных элементов государственного управления инновационными процессами должно координироваться в рамках единой федеральной инновационной системы[244], предусмотрительной Стратегией РФ в области развития науки и инноваций на период до 2010г.

В заключении необходимо отметить, что в нашей стране малое предпринимательство, на котором зиждется экономика развитых стран, пока не воспринимает механизмы инновационного развития. В этой ситуации, по нашему мнению, необходимо вмешательство федеральных органов, которые сегодня серьезно поддерживают разработки ученых, но не наладили связь между наукой и производством.

[194] Подробнее см. Асаул, А.Н. Отечественный опыт развития малого предпринимательства // Маркетинг и культура предпринимательства. Материалы международной научной конференции. СПбУЭФ. -1996. ; Асаул, А.Н. К вопросу региональной и местной поддержки малого предпринимательства // «Проблемы повышения эффективности предпринимательской деятельности». Материалы Межрегиональной научно-практической конференции. ПДЗ. Пенза. – 1998. ; Асаул, А.Н. Проблемы и тенденции развития малого предпринимательства на региональном уровне /А.Н. Асаул, И.В. Денисова.// Наыч. тр. Международного союза экономистов и Вольного экономического общества России. М.-СПб. Вольное экономическое общество. т.11. – 2002.

[195] Корчагин А.Д., Смирнов Ю.Г. Значение и роль малого бизнеса в инновационном процессе Инновации № 5,2002. С.23-29.

[196] Денисов Г.Д., Каменецкий М.И. Организация инновационной деятельности в строительном комплексе//Экономика строительства ,2003,№7,С.2-19.

[197] Составлено по материалам федеральной службы государственной статистики. Постановление от 01.08.2005г. № 55 «Об утверждении статистического инструментария для организации статистического наблюдения за деятельностью, осуществляемой в сфере образования, науки и инновации на 2006г.» — www.propat.ru.

[198] Подробнее см. Асаул, А.Н. Основные приоритеты стратегии развития Санкт-Петербурга в инвестиционной сфере: научные труды ВЭО России / Вольное экономическое общество России, Международный союз экономистов. -М. СПб: ВЭО. -2005. т.15. -С.429-435

[199] Bannock G. The economics of small firms. Oxford. 1981. P.69.

[200] Нестеренко, Ю.Н. Малый инновационный бизнес: новые подходы к эффективности развития. -М.: МПА-Пресс, 2006.

[201] Нестеренко, Ю.Н. Малые инновационные предприятия в институционной структуре «Новой экономики» // Проблемы теории практики. -2006. – № 11. -С.83-84.

[202] Голиченко, О. Инновационная система России: модель и перспективы её развития. — М.: РУДН. — 2004.

[203] Малое предпринимательство в России. 2005: Стат. сб./Росстат. -М., -2005.

[204] Дежина, И.Г. Становление российской национальной инновационной системы и развития малого бизнеса / И.Г. Дежина, Б.Г. Салтыков // Проблемы прогнозирования. – 2005. – № 2.

[205] Семенова, А. Управление инновационными процессами // Экономист.-2005-№ 5

[206] Наука России в цифрах 2003. Статистический сборник. М.: ЦИСН. -2003.

[207] Россия и страны мира. Официальное издание. 2004: Стат.сб./Росстат. – М., 2004.

[208] Small Serial Innovators: The Small Firm Contribution To Technical Change. SBA Office of Advocacy, 2003.P3.

[209] Мазур, О.Є. Оцiнка сучасного стану малого пiдприємства в Украiнi. «Актуальнi проблеми економiки». – 2003. -№ 12. _С.86.

[210] Мазур, Е. Инновационное предпринимательство в структуре малого бизнеса в Украине / Экономика Украины.- 2005. -№ 3. С.36-41.

[211] Кузин, Д. Практика и уроки современного инновационного предпринимательства. «МЭиМО», – 1990. – № 4. -С.27.

[212] Нестеренко, Ю.Н. Малый инновационный бизнес: новые подходы к эффективному развитию. -М.: МПА-Пресс, 2006.; Мазур, Е. Инновационное предпринимательство в структуре малого бизнеса в Украине / Экономика Украины.- 2005.-№ 3. С.36-41.

[213] Економiчна енциклопедiя. В. 3 т. Т.1.К., «Академiя», 2000, с.487.

[214] Мазур, Е. Инновационное предпринимательство в структуре малого бизнеса в Украине / Экономика Украины.- 2005. -№ 3. С.36-41.

[215] Proposed Guidelines for Collecting and Interpreting Technological Innovation Data: Oslo Manual. Paris: OECD, Eurostat, 1997.

[216] The European Observatory for SMES. European Network for SME Research, 1995.

[217] Small Firms and Technology: Acquisitions, Inventor Movement, and Technology Transfer.’ SBA Office of Advocacy, 2004. P. 6.

[218] Нестеренко, Ю.Н. Малые инновационные предприятия в институционной структуре «Новой экономики» // Проблемы теории практики. -2006. – № 11. -С.83-84.

[219] Нестеренко, Ю.Н. Малый инновационный бизнес: новые подходы к эффективному развитию. -М.: МПА-Пресс, 2006.

[220] Подробнее см. Асаул, А.Н. Методологические аспекты формирования и развития предпринимательских сетей / А.Н. Асаул, Е.Г. Скуматов, Г.Е.Локтеева. Под ред. д.э.н., проф. А.Н. Асаула. -СПб.: Гуманистика. -2004. С.256.

[221] Мазур, Е. Инновационное предпринимательство в структуре малого бизнеса в Украине / Экономика Украины.- 2005. -№ 3. С.36-41.

[222] Innovation in Europe: Results for the EU, Iceland and Norway. Luxembourg: Office for Official Publications of the European Communities, 2004. P. 1 7.

[223] Потапенко, В. «Юридическая практика». www.yurpractika.com.

[224] Симчера, В.М. В России денег хватает, в России дефицит эффективных решений. // Экономическое возрождение России. -2008. – №3.

[225] Федулова, Л. Развитие национальной инновационной системы Украины / Л. Федулова, Н. Пашута //Экономика Украины. – 2005. -№4. -С.35-47.

[226] Основные итоги деятельности федеральных органов исполнительной власти в 2007 году и задачи на 2008 год. Доклад министра экономического развития и торговли Российской Федерации Э.С. Набиуллиной. Официальный сайт Правительства Российской Федерации. http: // www. government.ru

[227] Об итогах деятельности Федеральной службы финансово-бюджетного надзора (Росфиннадзора) за 2007 год. Официальный сайт Правительства Российской Федерации. http://www/government

[228] Халчанская, В.Е. Эффективность государственной поддержки малого наукоемкого бизнеса в США./ Проблемы теории и практики управления. -2006. – №6. –С.98-105.

[229] Иванова, Н.И. Национальные инновационные системы. – М.: Наука, 2002. С. 244

[230] Results-Oriented Government: GPRA Has Established a Solid Foundation for Achieving Greater Results//Report to Congressional Requesters, United States General Accounting Office, March 2004. P. 4-6.

[231] Performance Budgeting: Observation on the Use of OMB’s Program Assessment Rating Tool for the Fiscal Year 2004 Budget// Report to Congressional Requesters, United States General Accounting Office, January 2004. P. 4-6.

[232] SBA Changes Rules for SBIR./ SSTR Weekly Digest. January 2005.

[233] Federal Research, Observations on Small Business Innovation Research Program, GAO, June 2005.

[234] Халчанская, В.Е. Эффективность государственной поддержки малого наукоемкого бизнеса в США./ Проблемы теории и практики управления. -2006. – №6. – С.98-105.

[235] Основы политики РФ в области развития науки и технологий на период до 2010г. и дальнейшую перспективу (утверждены ПрезидентомРФ 30.03.2002г. № Пр-576) – http://www.fips.ru/ruptoru/str_rf.htm

[236] Голиченко, О.Г. Национальная инновационная система России: состояние и пути развития. -М.: Наука. -2006.

[237] Шатохин, Ю. Элементы становящейся национальной инновационной системы как объекта госрегулирования/ Российский экономический журнал. – 2008. -№1-2. -С.87-88.

[238] Райзберг, Б. Государственное управление инновационными процессами / Б. Райзберг, Н. Морозов // Экономист. -2008.-№1. -С.35-38.

[239] Там же.

[240] Нестеренко, Ю.Н. Малый инновационный бизнес: новые подходы к эффективному развитию. — М.: МПА-Пресс. -2006.

[241] Райзберг, Б. Государственное управление инновационными процессами /Б. Райзберг, Н. Морозов // Экономист. -2008.-№1. -С.35-38.

[242] См. об этом, например: Омельченко Е. К проблеме взаимодействия малого и крупнокорпоративного предпринимательства в современном общественном производстве // Российский экономический журнал. – 2002. – № 8.

[243] Нестеренко, Ю. К разработке концепции государственной поддержки малого инновационного предпринимательства / Российский экономический журнал. -2007. -№9-10. – С.123-1245.

[244] Райзберг, Б. Государственное управление инновационными процессами /Б. Райзберг, Н. Морозов // Экономист. -2008.-№1. -С.35-38.

Предыдущая страница | Оглавление | Следующая страница



Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*