Акулов В.Б., Акулова О.В.
Экономическая теория. Учебное пособие.
Петрозаводск: ПетрГУ, 2002.
 

19. Финансовый капитал и финансовая олигархия

Образование монополистического денежного капитала. Банковские монополии и возможность присвоения монополистической прибыли на устойчивой основе. Виды и формы банковских монополий. Соединение, переплетение, сращивание монополистического промышленного и монополистического банковского капиталов. Образование финансового капитала как новой исторической формы организации капитала. Формы слияния, переплетения, сращивания монополистического промышленного и монополистического банковского капиталов. Организационные формы существования финансового капитала. Финансово-монополистические группы. Образование финансовой олигархии. Структура финансовой олигархии. Роль финансово-монополистических групп и финансовой олигархии в национальной экономике развитых, развивающихся стран и России. Методы экономического господства и обогащения финансового капитала (система участия, личная уния, уния с государством и проч.).

Процессы монополизации отражают существо капитала, стремящегося к самовозрастанию. Очевидно, что, захватив в основном сферу производства, капитал на этом не остановится. Следующим объектом монополистической экспансии становится денежный капитал, который ранее представал перед нами в форме ссудного капитала.

Процесс институционального оформления ссудного капитала превратил его в банковский капитал, сделав банки специфическими капиталистическими предприятиями, оперирующими (покупающими и продающими) товар деньги (или денежный капитал, что, вероятно, точнее). В этой сфере процессы концентрации и централизации идут не менее быстро, чем в сфере производства. Мы знаем уже, что такое развитие событий неизбежно приводит к искажению конкурентных реалий рынка (в данном случае рынка денег и денежного капитала) и появлению монополистического капитала.

История развития народного хозяйства дает достаточно фактов, подтверждающих, что процесс становления капиталов-монополий в банковской сфере шел примерно в те же периоды, что и процесс монополизации в сфере производства, т. е. к началу XX века в сфере обращения денег сложились зрелые монополистические объединения, а капитал-монополия стал основным участником совершения сделок с деньгами.

Появление банковских монополий создало возможность присвоения прибыли выше средней на устойчивой основе при совершении сделок (операций) с деньгами. Здесь, как и в сфере производства, действует принцип “раздвоения” цен на монопольно высокие и монопольно низкие. По монопольно высоким ценам банковские капиталы-монополии продают денежный капитал тем, кому он необходим для бизнеса и иных целей. По монопольно низким же ценам банковские монополии мобилизуют временно-свободные капиталы промышленных капиталистов и частных лиц. Объем операций и размер денежного капитала, которым оперируют крупные банки-монополисты, позволяют самым непосредственным образом воздействовать на цены денежного рынка, определяя процентные ставки по всем видам операций.

Виды и формы монополий в денежной сфере мало чем отличаются от аналогичных в сфере производства (см. раздел 18), поэтому мы не будем специально останавливаться на данном вопросе.

Однако появление самостоятельных банковских монополий не только не завершило процесс монополизации экономики, но и придало новое ускорение данным процессам. Это стало особенно заметно, когда монополии сферы производства и монополии банковского сектора стали активно координировать и объединять свой бизнес. В результате процессов их соединения, переплетения, сращивания возникло новое качество капитала. Он превратился в финансовый капитал.

Финансовый капитал - капитал, возникающий на основе соединения, переплетения, сращивания монополистического промышленного и монополистического банковского капиталов. Соединение, переплетение, сращивание - это фактически шаги образования финансового капитала. Условно можно говорить, что сначала промышленные и банковские монополии в стремлении максимизировать собственную прибыль соединяли свой бизнес (это не приводило к объединению собственности, речь шла только об объединении функции). Затем эти процессы стали сопровождаться переплетением собственности, взаимным владением акциями и прочими формами переплетения капиталов на уровне уже капитала-собственности. И, наконец, произошло сращивание, когда два типа разных монополистических капиталов прочно срослись в единый капитал, с едиными интересами и едиными действиями.

Возникло действительно новое качество капитала. Финансовый капитал - не только монополистический по своей природе, но и охватывает все стадии процесса движения капитала и все самостоятельные формы не только капитала-функции, но и капитала-собственности. Финансовый капитал - это исторически новая форма организации капитала, в которой невозможно отделить производство, обращение товаров от производства и обращения денег, капитал-собственность от капитала-функции. Если это и возвращение к реалиям времен промышленного капитала, то только внешнее, так как финансовый капитал - это такое качество капитала, которое невозможно было в эпоху господства промышленного капитала.

Конкретной формой организации финансового капитала становится финансово-промышленная группа (ФПГ), под которой мы будем понимать в дальнейшем объединение крупнейших капиталов-монополий сферы производства и крупнейших банковских монополий, имеющих общие интересы, общую стратегию и средства ее достижения.

Не стоит думать, что степень ассоциации (объединения) в рамках финансово-промышленной группы соответствует, например, отношениям, существующим внутри фирмы. Речь здесь идет о другом - в рамках финансово-монополистической группы (ФМГ) не требуется того уровня централизации, который имеет место в рамках собственно капиталов-монополий. Достаточным становится выделение (как правило, без организационного оформления) центра ФМГ, который формирует внятную единую стратегию, учитывающую интересы как капиталов-монополий реального сектора, так и капиталов-монополий банковского сектора, а также определяет и средства ее достижения.

Таким образом, структура ФМГ сводится к совокупности центра и периферии. Она отдаленно напоминает такую организационную структуру капитала-монополии, как концерн (см. выше), однако стоит отметить, что в ФМГ мы не сталкиваемся с организационным оформлением существующих (реальных) отношений.

Первоначально крупнейшие ФМГ формировались вокруг крупнейших фамильных состояний финансовых магнатов, например таких, как Рокфеллеры, Морганы, Дюпоны, Меллоны и т. д. Затем финансово-монополистические группы все больше стали тяготеть к определенным территориям, объединяя различные финансовые капиталы различных семейных кланов (калифорнийская, чикагская ФМГ и проч.) 1.

Пореформенная Россия не оказалась в стороне от общих процессов создания финансового капитала и финансово-промышленных (монополистических) групп. Несмотря на очевидную неразвитость ФМГ, российский финансовый капитал, конечно, представляет собой достаточно авторитетную экономическую силу в нашем Отечестве, влияющую на все стороны общественной и политической жизни 2.

Становление финансового капитала приводит к образованию и соответствующей прослойки финансовых капиталистов - финансовой олигархии. Можно говорить, что финансовый капитал персонифицируется в финансовой олигархии.

Эта прослойка имеет довольно сложную, но внешне размытую структуру, однако принадлежность или непринадлежность к финансовой олигархии - достаточно реальная вещь. Ряды финансовой олигархии подвижны, нестройны, происходит постоянное их обновление, но это не является существенным основанием для утверждения, что финансовая олигархия - это просто выдумка. Факт принадлежности к финансовой элите - высшая оценка состоятельности конкретных капиталистов 3.

Однако предпринимательская элита - это только ядро финансовой олигархии. К нему примыкают представители “неэкономического сословия”, которые, на первый взгляд, не имеют ничего общего с представителями финансового капитала, но именно эти люди, обслуживая интересы крупнейших финансовых магнатов, превращают закрытый элитный бизнес-клуб в реальность общественной жизни конкретной страны.

К крупнейшим финансовым магнатам примыкают, образуя в конечном итоге финансовую олигархию, крупнейшие собственники-рантье, которые не принимают непосредственного участия в реальном бизнесе, верхушка (узкая прослойка) высших наемных менеджеров, распоряжающихся гигантскими капиталами финансовых магнатов, представители военной и государственной элиты, непосредственно связанные с финансовыми магнатами, а также узкая прослойка творческой и научной интеллигенции, непосредственно обслуживающая и защищающая интересы финансовых магнатов в соответствующих общественных институтах.

Финансово-монополистические группы и финансовая олигархия занимают очень важное место в жизни общества. Это связано и с концентрацией огромной экономической мощи, а также возможностью непосредственного воздействия на политические институты и средства массовой информации.

Теперь остановимся поподробнее на описании методов экономического господства и обогащения финансового капитала и финансовой олигархии.

Система участия - владение пакетами акций, позволяющее самым непосредственным образом воздействовать на деятельность предприятия (фирмы). Выше мы уже говорили, что современный контрольный пакет, как правило, существенно меньше 50%-го пакета акций. Именно это и дает возможность при вложении средств в контрольные пакеты (размер капитала позволяет!) контролировать гигантские пирамиды капитала сравнительно небольшими капиталами (например, 1 млрд. дол., вложенный в пакеты акций, дающих контроль, позволяет реально распоряжаться 4 - 5 млрд. дол. капитала). Источником обогащения в данном случае может стать учредительская прибыль 4, которая в значительной степени, как правило, присваивается собственниками контрольного пакета акций, которые в состоянии формировать “удобные” органы управления крупнейшими компаниями (фирмами).

Личная уния - практика взаимного представительства финансовыми магнатами в органах управления различных компаний. Достаточно распространенным является участие одних и тех же знакомых персон в Советах директоров нескольких (порой до 10 и более) компаний. Очевидно, что во всех этих компаниях они реализуют один и тот же интерес. Это дает возможность опосредованным образом (не через реальную собственность) контролировать гигантские пирамиды капитала, обращая их деятельность в свою пользу.

Личная уния с государством означает, что высшие представители бизнеса время от времени перемещаются на государственную службу и обратно. Несмотря на существование ограничивающих законов (в случае перехода на госслужбу пакеты акций, как правило, передаются в доверительное управление), очевидно, что багаж новых связей после завершения работы высшими госчиновниками служит закреплению контроля над огромными пирамидами капитала. Аналогично и в случае с государственными чиновниками, которые с распростертыми объятиями принимаются на самые престижные и высокооплачиваемые должности в крупнейших компаниях. Возникает теснейший симбиоз финансового капитала (верхушки бизнеса) и верхушки государства. Это только усиливает власть финансового капитала и увеличивает возможности получения его представителями (финансовыми олигархами) максимума прибыли.

Специфической формой обогащения финансового капитала являются государственные заказы (об этом подробнее см. в разделе 22).

Появление финансового капитала и финансовой олигархии не снимает “вопрос вопросов” для капитала - самовозрастание и стремление к господству. Поэтому предсказуемым представляется анализ следующего шага - выхода финансового капитала за национальные границы с целью укрепления собственных позиций.


1 Подробнее о финансово-монополистических группах см.: Политическая экономия / Под ред. В. Радаева. М., 1992. Гл. 29.
2 Подробнее о становлении и развитии финансово-монополистических групп в России см.: Акулов В. Б., Рудаков М. Н. Указ. соч. С. 282 - 283.
3 Достаточно вспомнить, с каким нетерпением ожидается опубликование списков самых богатых людей конкретной страны или мира. Пожалуй, наиболее признанным в мире является ежегодно публикуемый список американского журнала "Forbs".
4 Учредительская прибыль - дополнительный доход, который возникает в результате роста курса акций, когда реальная цена рынка превышает номинальную стоимость акции. 

Предыдущая страница | Оглавление | Следующая страница



Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*