Акулов В.Б., Акулова О.В.       
Экономическая теория. Учебное пособие.      
Петрозаводск: ПетрГУ, 2002.
    

9. Капитал и прибавочная стоимость

Превращение денег в капитал. Формула товарного обмена и всеобщая формула капитала. Противоречие всеобщей формулы капитала. Возрастание стоимости и сохранение принципа эквивалентности в обмене. Разрешение противоречия. Рабочая сила. Превращение рабочей силы в товар. Способность рабочего - носителя рабочей силы производить стоимость большую, чем стоимость товара рабочая сила. Прибавочная стоимость и присвоение ее собственником средств производства. Сохранение эквивалентности в обмене и самовозрастание стоимости в процессе производства. Сохранение эквивалентности в обмене и присвоение собственниками средств производства излишка сверх стоимости необходимого продукта труда рабочего. Эксплуатация как неэквивалентное присвоение. Исторические типы эксплуатации. Специфический характер капиталистической эксплуатации. Рабочий получает часть созданного непосредственно им продукта труда. Собственник средств производства присваивает часть продукта труда рабочего (прибавочную стоимость) в силу закрепленного юридическими отношениями и соответствующими титулами собственности права превращения в свои условий и результатов производства. Капитал как самовозрастающая стоимость. Капитал как стоимость, приносящая прибавочную стоимость.

Дальнейшее развитие экономической системы является объективной закономерностью, в основе которой общий прогресс человеческого общества и производительных сил, которые используются в процессе взаимодействия человека с веществом природы по поводу трансформации вещества природы в элементы жизнедеятельности для удовлетворения возрастающих потребностей при ограниченных ресурсах. На известном этапе экономические субъекты не только вступают в процесс обмена товаров, опосредуемый деньгами (Т - Д - Т’), но и сталкиваются с иной последовательностью смен форм стоимости. Это находит свое выражение в следующей формуле обращения:

Д - Т - Д’.(4)



Первая будет нами впредь называться формулой товарного обмена, а вторая - всеобщей формулой капитала (или всеобщей формулой движения капитала).

На первый взгляд ничего необычного здесь не наблюдается (поменялась последовательность товаров и денег). Однако если мы стоим на позициях эквивалентности обмена (данное положение было доказано нами), то сам по себе обмен денег на товар, а затем вновь на деньги теряет всякий экономический смысл. И на входе и на выходе мы имеем одну и ту же стоимость в одинаковой форме денег. Другого вывода у нас, как представляется на первый взгляд, и не должно быть, учитывая принцип эквивалентности в обмене. В действительности же исходная величина стоимости в виде денег (Д) не равна (!) стоимости в виде Д’ (Д’ > Д). А как же тогда быть с принципом эквивалентности в обмене?

Дело в том, что вторая формула (Д - Т - Д’) не только реально существует, но и встречается не реже, чем уже хорошо нами изученная Т - Д - Т’. Таким образом, мы реально сталкиваемся с противоречием: или формула Д - Т - Д’ неверна, и нам придется отказаться от принципа эквивалентности в обмене, заменив его иным принципом - неэквивалентности обмена, или если принцип эквивалентности в обмене применим и к формуле Д - Т - Д’, то нам необходимо выяснить, где находится источник возрастания стоимости, откуда берется излишек стоимости (Д’ – Д)? Удастся ли нам совместить возрастание стоимости и принцип эквивалентности в обмене?

Очевидно, что предположение о том, что кто-то в состоянии продавать постоянно покупаемый ранее товар по более высокой стоимости, не выдерживает критики. Мы говорили выше о спорадичности несовпадения стоимостей в процессе обмена. На устойчивой основе один и тот же субъект вряд ли может постоянно продавать товар дороже, чем купил ранее, особенно если мы говорим о рынке и конкуренции. Конечно, возможно исключение, но оно обосновывается внеэкономическими факторами. Например, какой-то экономический субъект получает от государства такую привилегию: продавать дороже, чем купил. Но это не может объяснить массовость и равновероятность существования обеих из представленных выше формул в экономической системе.

Разрешить указанное выше противоречие мы можем только, если в экономической системе найдется такой товар, использование которого может быть связано с самим процессом возрастания стоимости. И такой товар на определенном этапе развития находится. Это собственно способность человека к труду (или его рабочая сила).

Рабочая сила - один из основных факторов производства (см. выше). До определенного момента данный фактор производства не имел товарной формы бытия. Собственник средств производства был и собственником своей рабочей силы. Однако на известном этапе развития были созданы общественные условия для превращения рабочей силы в товар. Это стало возможным, потому что в массовом количестве (прежде всего в результате разорения мелких товаропроизводителей и общего процесса концентрации и централизации производства) появились так называемые двоякосвободные работники. Эти люди, с одной стороны, являются юридически свободными личностями (в отличие от рабов и крепостных крестьян), а с другой - они не имеют средств производства (свободны от них). Для обеспечения процесса собственной жизнедеятельности, для приобретения средств к существованию они должны отчуждать от себя (продавать на время) свою способность к труду (наниматься к собственнику средств производства). Очевидно, что в данном случае способность к труду становится объектом купли-продажи, т. е. превращается в товар.

Заметим, что пока мы говорим о превращении рабочей силы в товар только со стороны необходимости, но не достаточности. Для того чтобы считать доказанным факт превращения рабочей силы в товар, мы должны обосновать то, что способность к труду не только вступает в процесс обмена, но и имеет при этом все атрибуты товара - способность удовлетворять определенную потребность кого-либо (потребительную стоимость товара) и обладает стоимостью (определенным количеством общественно необходимого труда, затраченного на производство данного товара).

Что касается первой проблемы, то здесь все достаточно просто. Собственник средств производства, приобретая способность человека к труду, соединяет средства производства с рабочей силой в процессе производства. Именно эта потребность собственника средств производства и удовлетворяется в процессе приобретения им способности к труду данного работника.

Рабочая сила не может рассматриваться как обычное благо - продукт человеческого труда. Способность к труду (рабочая сила) без человека - носителя данной способности - ничто. Мы должны вести речь о постоянном возобновлении способности к труду, ее воспроизводстве при сохранении человеком возможности постоянно, вновь и вновь использовать знания, навыки, квалификацию в процессе конкретного производства материальных благ и нематериальных услуг. Для этого человек должен быть здоров, должен воспроизводить себя (иметь семью, здоровых детей), удовлетворять не только материальные, но и нематериальные (социальные) потребности. Поэтому в качестве стоимости товара рабочая сила мы должны рассматривать то количество общественно необходимого времени, которое следует потратить на производство благ и услуг, которые требуются для восстановления человека - носителя способности к труду (общественно необходимое время, требующееся для производства товаров и услуг первой жизненной необходимости, содержания семьи работника и удовлетворения им социальных потребностей).

Таким образом, мы получаем и достаточное условие превращения рабочей силы в товар. Она не только является объектом купли-продажи, но и имеет все атрибуты, присущие любому товару (продукту человеческого труда), - потребительную стоимость и стоимость.

Однако, как уже говорилось выше, рабочая сила не является продуктом труда, представляя собой специфический товар. Поэтому мы должны быть готовыми не только к особенностям определения стоимости такого товара (см. выше), но и к специфике его потребительной стоимости. В данном случае речь идет не об удовлетворении потребностей собственника средств производства, когда рабочая сила соединяется с вещественными факторами процесса производства, но об уникальной способности рабочей силы созидать собственно стоимость, причем большую, чем ее собственная. Заметим, что именно эту уникальную способность и приобретает собственник средств производства. Для него недостаточным представляется то, что факторы производства соединяются в конкретном процессе создания благ и услуг, для него главным становится возрастание стоимости произведенного продукта по сравнению со стоимостью факторов производства, используемых в процессе такого производства.

На основании этих рассуждений мы можем сделать важный вывод о появлении излишка стоимости в процессе производства. Эту стоимость мы будем называть прибавочной. Здесь мы специально не ставим вопрос о справедливости ее присвоения собственником факторов производства1. Мы говорим именно о возрастании стоимости в процессе производства, при этом не отступаем от принципа эквивалентности обмена. Формула Д - Т - Д’ трансформируется в формулу

Д - Т (р. с., с. п.) ... П ... Т’ - Д’,(5)



где П - процесс производства как процесс соединения средств производства с рабочей силой, Т’ - товар большей стоимости, который выходит из процесса производства. Эквивалентность в обмене сохраняется: Д - Т и, соответственно, Т’ - Д’ есть не что иное, как обмен эквивалентов.

Прибавочная стоимость присваивается собственниками средств производства и при этом сохраняется принцип эквивалентности в обмене. Сама проблема - кому принадлежит излишек стоимости - не сказывается на испытываемом нами принципе взаимоотношений экономических субъектов (покупателей и продавцов, производителей и потребителей). Самовозрастание стоимости и ее присвоение собственниками вещественных факторов производства - это другая проблема, которая порождена самим процессом развития экономической системы и усложнения процессов, в ней протекающих.

Эта проблема - проблема эксплуатации. Само понятие эксплуатации означает присвоение без эквивалента чужого труда. Следовательно, в рассматриваемых нами отношениях эксплуатация, безусловно, присутствует. Однако базовый принцип эквивалентности в обмене не нарушается здесь даже в широком смысле слова. Собственник средств производства (он же - собственник произведенного товара) возвращает рабочему, продавшему свою рабочую силу, эквивалент стоимости его рабочей силы. Покупая специфическую способность рабочей силы производить большую стоимость, чем стоимость рабочей силы, собственник средств производства достигает поставленную им цель - получение этого излишка. Таким образом, эксплуатация человека человеком в нашем случае имеет место, но не противоречит существующей природе отношений товарного обмена и не нарушает базовый принцип эквивалентности обмена. Будучи неэквивалентным по сути присвоением, эксплуатация реализуется в рамках того же самого принципа.

Теперь настало время кратко проанализировать существовавшие и существующие типы эксплуатации, что чрезвычайно важно, так как эти вопросы самым непосредственным образом связаны с социальной стабильностью общества и его способностью решать различные проблемы, которые встают в ходе развития экономической системы. История знает следующие типы эксплуатации: рабовладельческий, феодальный и капиталистический. Если первые два типа эксплуатации представляют собой такой способ неэквивалентного присвоения, когда в одних руках оказываются не только средства производства и результат труда, но и сами носители рабочей силы, теряющие при этом юридическую самостоятельность, то капиталистический тип эксплуатации базируется на юридическом равенстве сторон (собственника средств производства - покупателя рабочей силы и собственника способности к труду) и действии принципа эквивалентности в обмене, хотя неэквивалентное присвоение при этом, безусловно, сохраняется.

Капиталистический тип эксплуатации, конечно же, отличается от внеэкономических типов принуждения (рабовладение, феодализм), так как основа существующей системы отношений - экономическое принуждение к труду собственников рабочей силы. Не продавая рабочую силу, работник не сможет получить средства существования, так как он свободен от средств производства, а стало быть, и не имеет возможности самостоятельно (вне отношений найма) создать средства собственного существования и удовлетворить свои потребности.

Заметим, что рабочий получает часть созданной им стоимости, эквивалентную стоимости товара рабочая сила. При этом он фактически кредитует собственника средств производства, так как прежде работник продает свою способность к труду и трудится, создавая блага и услуги, и только после процесса производства, в котором происходит возрастание стоимости, получает эквивалент стоимости своей рабочей силы. Собственник же средств производства получает разницу между общей стоимостью, созданной работником, и стоимостью его рабочей силы.

Почему же все-таки собственник средств производства (и продукта труда) присваивает без эквивалента разницу между всей созданной стоимостью и стоимостью рабочей силы? Ответ представляется достаточно очевидным, учитывая все, сказанное выше. Капиталист (а именно о нем и идет здесь речь) присваивает часть продукта труда рабочего (прибавочную стоимость) в силу закрепленного юридическими отношениями и соответствующими титулами собственности права превращать в свои условия и результаты производства. Именно этот комплекс юридических отношений отражает экономические отношения, возникающие на данном этапе развития экономической системы. Появляется специфический общественный и экономический феномен - капитал2.

Мы можем утверждать, что деньги в процессе своего развития превратились в капитал. Это очередной важный шаг в развитии всей экономической системы. Теперь нам необходимо уточнить понятие “капитал” и выявить самые существенные моменты, присущие данному экономическому явлению.

Прежде всего, раскрыв “тайну” всеобщей формулы капитала (Д - Т (с. п., р. с.) ... П ... Т’ - Д’), мы увидели, что он, в отличие, например, от денег, не может быть понят и рассмотрен только в сфере обращения. Этот феномен возникает в процессе смены форм стоимости и перехода из сферы обращения товаров в сферу производства и сферу обращения денег. Капитал, совершив такое движение, вновь предстает перед нами в форме определенной суммы (определенного количества) денег, но возросшей в процессе собственного движения (оборота, кругооборота). Это дает нам основание утверждать, что, говоря о капитале, мы имеем дело с самовозрастающей стоимостью, или стоимостью, приносящей прибавочную стоимость. Заметим, что процесс возрастания является именно самовозрастанием, так как этот акт происходит в недрах самого капитала, перешедшего из сферы обращения в сферу производства стоимости.

Формула стоимости товара теперь принимает следующий вид:

W = C + V + M,(6)



где W - стоимость товара, С - стоимость потребленных в процессе производства средств производства, V - стоимость, эквивалентная стоимости рабочей силы, М - прибавочная стоимость, без эквивалента присвоенная собственником средств производства.

Данный вывод представляется достаточно важным, так как капитал вне его движения понять просто невозможно, поэтому дальше нас будет интересовать именно процесс движения капитала, в ходе которого его величина самовозрастает. К чему это приводит, какие изменения при этом происходят в экономической системе - это вопросы, на которые мы постараемся ответить в следующем разделе.


1 Напомним, что именно эта сторона анализа была решающей в экономической теории К. Маркса, который на базе сделанных выводов строил свое учение о неизбежности гибели капитализма как способа производства, несправедливого по своей природе, основанного на эксплуатации человека человеком, причем К. Маркс считал, что степень эксплуатации наемного рабочего даже выше, чем раба и крепостного крестьянина.
2 Заметим, что капитал как некая реальность появился значительно раньше периода, рассматриваемого нами. Первоначально он существовал в виде ростовщического и купеческого капиталов. Однако при этом капитал не затрагивал отношения производства, ограничиваясь сферами обращения товаров и обращения денег. Только тогда, когда возникли и стали воспроизводиться в качестве господствующих отношения найма в процессе производства, капитал стал экономической реальностью, изменившей всю систему не только экономических, но и других общественных отношений. Ростовщический и купеческий капиталы легко уживались в условиях рабовладения, феодализма и при азиатском способе производства. И только при капитализме они стали формами, производными от капитала, захватившего сферу производства, видоизменились и трансформировались, приняв соответственно формы ссудного и торгового капиталов (их анализ будет проведен в дальнейшем). 

Предыдущая страница | Оглавление | Следующая страница



Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*