Н.А. Асаул
Теория и методология институциональных взаимодействий субъектов инвестиционно-строительного комплекса.
СПб.: «Гуманистика», 2004. –280с.

Глава 1. Проблемы управления инвестиционно-строительным комплексом в концепции информационного общества
 

1.3. Анализ институциональной составляющей среды деятельности субъектов инвестиционно-строительного комплекса. Понятие инвестиционно-строительного компплекса.

Анализ институциональной составляющей среды деятельности субъектов инвестиционно-строительного комплекса является не менее важным, чем его экономическая оценка. Это объясняется тем. Что во многом результаты деятельности субъектов определяются не только их способностью к экономической деятельности, но и теми институтами-организациями, институтами-нормами и правилами, которые присутствуют в среде, не только как ограничивающие факторы, но и как стимулирующие. Вначале необходимо рассмотреть состояние институциональной среды деятельности субъектов инвестиционно-строительного комплекса в целом по России.

Как показывают результаты анализа институциональной среды экономики России [137, 256], в целом в ней сложилась не столь благоприятная ситуация для иностранных вложений, не смотря на уменьшение внешнего долга к ВВП, признание за страной статуса рыночной экономики, исключение из черного списка ФАФТ. В таблицах Г.1 – Г.3 приложения Г приведены данные сравнительного анализа административных и регулирующих процедур в странах с переходной экономикой.

Критерии представленных в приложении Г таблиц можно разбить на три группы. К первой относятся те из них, по позициям которых Россия выглядит предпочтительнее большинства стран с переходной экономикой. Это количество дней для запуска бизнеса и совокупные издержки запуска бизнеса. По последнему критерию у России наилучший показатель, а по первому она занимает 4-е место среди исследуемых 12 стран.

Ко второй группе относятся критерии, в соответствии с которыми Россия находится в середине по оценкам. Позиция Россия принципиально не хуже и не лучше по таким показателям, как регулирующие барьеры для бизнеса; бремя регулирования; прозрачность и ясность принятия политических решений; эффективность налоговой системы; запуск нового бизнеса и издержки коррупции.

К последней – третьей группе критериев относятся те из общей совокупности, по которым позиция России среди 12 стран оставляет желать лучшего. Самое плохое положение здесь по таким показателям, как издержки импортирования оборудования и количество процедур для начала бизнеса. Они, по оценкам существенно выше, чем в остальных странах с переходной экономикой. По показателям, отражающим масштабы бюрократии, организованной преступности и надежности отношений, организованных посредством выплат и взяток, Россия находится на предпоследнем месте перед Украиной, а по показателю частоты и выплаты взяток – перед Польшей.

Из анализа таблиц Г.1 – Г.3 приложения Г можно заметить, что основное количество критериев сконцентрировано в первой и второй группах. По факту, Россия обладает одним ярко выраженным преимуществом перед другими странами – это совокупные издержки запуска бизнеса, которые значительно ниже, чем в большинстве других стран.

По данным последних исследований, проведенных во второй половине 2004 года, в институциональной среде наметилось некоторое улучшение стандартов раскрытия информации. В целом индекс транспарентности крупнейших российских компаний повысился с 40% в 2003 году до 46% в 2004 году[3]. Компании с наилучшими показателями прозрачности придерживаются стандартов раскрытия информации, приближающихся к передовой международной практике. А компании с наихудшими показателями показали лишь незначительные улучшения, оставаясь на очень низком уровне раскрытия информации.

Интересным представляется сравнение информационной прозрачности по отраслям. Наиболее закрытыми остаются банки (не более 38% информации), лидируют телекоммуникационные компании (72%), а в пищевой промышленности, ТНП, строительстве и розничной торговле раскрывают менее 48% информации.

Группа с отрицательными факторами значительно шире. Особенно на себя в ней обращают внимание издержки импортирования оборудования, которые в среднем увеличивают себестоимость продукции на 30-40%, что естественно отрицательно сказывается на ее конкурентоспособности. Количество процедур для запуска бизнеса - другой негативный фактор, их количество существенно больше по сравнению с другими странами. Также существенное влияние оказывают на принятие решений следующие факторы: масштабы коррупции, организованная преступность, частота и выплата взяток, надежность отношений организованных посредством взяток.

Материалы параллельных исследований (например, [257]) подтверждают сделанные выше выводы (рисунок Г.1 приложения Г).

В тоже время, отношение зарубежных инвесторов к вложениям в российскую экономику не носят негативного характера, о чем свидетельствуют результаты опросов Европейского делового клуба (рисунок Г.2 приложения Г [137]). В частности, из содержания рисунка Г.2 следует, что порядка 56 % опрошенных намереваются увеличить объемы инвестиционной деятельности в экономику России. По последним оценкам директора Многостороннего агентства по гарантированию инвестиций (MIGA, входит в группу Всемирного банка) Уэста Дж. «…за два года [ситуация в России] улучшилась куда заметнее, чем на любом другом развивающемся рынке…… Макроэкономическая среда хороша для долгосрочных инвестиций, деловая активность тоже высокая... В 1999-2003 гг. российская экономика прибавила 30%, а темп инфляции снизился в три раза…» [259].

Рассмотренные выше преимущества и недостатки инвестиционного климата России представлены в матрице SWOT-анализа (таблица Г.4 приложения Г) [137]. Исходя из его результатов, можно констатировать, что в институциональной среде созданы предпосылки для эффективной деятельности субъектов рынка, в то же время, проблемы институциональных взаимодействий требуют более детальной проработки.

В целом же, можно выделить следующие тенденции развития институциональной среды рыночной деятельности субъектов ИСК, существенно влияющие на ее эффективность.

С одной стороны, это повышение агентством Moody's в 2003 году рейтинга России до инвестиционного уровня. Это решение значительно расширяет возможности субъектов ИСК на внешних рынках капитала. В то же время нужно заметить, что он еще не подтвержден другими рейтинговыми агентствами[4]. С 2005 года ожидается переход на международные стандарты отчетности, что также повысит доверие к российским компаниям рынка ИСК и расширит их инвестиционные возможности. Существует определенная закономерность между объемом привлекаемых в страну инвестиций и долей рынка страны в мировом хозяйстве. Именно этим обстоятельством, то есть достижением своей доли рынка, ряд исследователей объясняют значительные объемы инвестиционных вложений в экономику таких стран, как Бразилии и Китай [137]. Здесь после достижения рынками определенных размеров произошел скачкообразный приток инвестиций из-за рубежа, после чего экономика стабилизировалась на более высоком уровне. Вероятно, Россия пока находится на пути достижения «своего» размера рынка, чем и объясняется относительно низкий уровень иностранных инвестиций в Россию, после чего проявится новая тенденция значительного роста иностранных инвестиций.

С другой стороны, Россия имеет высокий инвестиционный потенциал: большая страна с выгодным географическим положением, высокие темпы роста ВВП, низкие издержки производства, значительный рыночный потенциал вкупе с растущей платежеспособностью населения. Однако, в институциональном окружении субъектов ИСК по-прежнему сохраняется еще достаточно много препятствий на пути проникновения иностранного капитала: значительные бюрократические издержки, существенное административное бремя, высокий уровень организованной преступности и коррупции на фоне неэффективной работы правоохранительных органов. В целях преодоления этих барьеров стране необходимо более активно проводить реформы финансового сектора и государственного управления, осуществлять планомерную и системную борьбу с коррупцией.

Кроме того, на сегодняшний момент развития экономики России в ее инвестиционно-строительном комплексе такие институциональные ценности, как свобода выбора, автономия, частная собственность, потребности потребителя, необходимость открытой конкуренции и т.д. являются в большинстве своем непременными условиями обеспечения организационного разнообразия и закрепления неоднородности, нестандартности принимаемых управленческих решений. Можно констатировать, что рыночные преобразования в деятельности субъектов ИСК носят необратимый характер.

Кроме институциональных особенностей внешней среды, немаловажную роль в развитии инвестиционно-строительного комплекса играют процессы внутренних институциональных преобразований субъектов ИСК.

Ранее подчеркивалось, что разрушение в результате перестроечных процессов крупных территориальных строительных структур (главков, трестов, объединений) привело к существенному расширению круга субъектов строительного рынка, дифференциации работ и услуг на нем, появлению новых видов профессиональной деятельности. Быстрый и внезапный отказ от прежних хозяйственных отношений привел к разрушению их материальных носителей в виде производственных мощностей, технологических знаний и производственного опыта рабочих и специалистов. Возникло множество мелких, слабо оснащенных технически и технологически, недостаточно укомплектованных квалифицированными кадрами предприятий, инновационность в принятии решений менеджментом которых существенно ограничена высоким консерватизмом, инертностью старых производственных и организационных структур в строительстве.

Не менее существенными являются раздробленность и разобщенность деловых сообществ, межфирменных коммуникативных связей в строительстве, что препятствует выработке проработанной и согласованной концепции преобразований и кодекса межфирменного поведения субъектов инвестиционно-строительного комплекса. Указанное не позволяет влиять на формирование инновационной направленности в политике и траекторию развития инвестиционно-строительного комплекса в целом. Он «рассыпан» на фрагменты и лишен целостности. А сами субъекты ориентированы в основном не на инновационно-предпринимательскую стратегию, а на производственно-финансовую [22, 74].

Процесс дробления крупных строительных организаций на более мелкие к концу 20 века был практически завершен. И сегодня, хотя и медленно, но наблюдается интеграция субъектов хозяйствования в строительстве. Создаются высокоинтегрированные, высокоуровневые и корпоративные объединения субъектов ИСК в виде холдингов и финансово-промышленных групп, регистрируемых в таких организационно-правовых формах, как товарищества и акционерные общества. Положительный опыт работы накоплен ФПГ «Жилище» (г. Москва), «Объединенная промышленно-строительная компания» (г. Рязань), «Приморье» (г. Владивосток) [155].

Формирование современных деловых сетей в инвестиционно-строительном комплексе более происходит в направлении от вертикальных экономических и организационных связей к горизонтальным, чему в принципе способствует сокращение централизованного управления и появление особых структур - союзов и ассоциаций строителей. Нужно сказать, что ИСК развивается в направлении возрастающей связности, более существенному деловому взаимовлиянию. А если учесть силу сохраняющейся острой потребности рынка в продукте ИСК, то можно констатировать присутствие существенных возможностей для извлечения синергического эффекта в условиях институциональной взаимосвязанности его субъектов. Следовательно, методологически требуется исследование проблем ИСК с других позиций – с позиций институциональных взаимодействий входящих в него субъектов.

В пользу последнего утверждения говорит и то, что нестабильность макрофакторов, взаимоотношений между фирмами, внутрифирменных связей может делать процессы неуправляемыми [29]. С одной стороны, потеря управляемости формирует нестабильную институциональную среду, с другой, нестабильная институциональная среда формирует различную управляемость. Субъекты ИСК работают в сменных режимах – управляемости, малой управляемости и неуправляемости. Здесь возникает проблема повышения управляемости субъектов ИСК, которая может быть решена в разных направлениях.

В частности, в современном ИСК г. Санкт-Петербурга субъекты, в него входящие, для создания цивилизованных правил предпринимают попытки создания своей локальной институциональную среды с системой норм и правил [64], то есть пытаются регламентировать институциональные взаимодействия как внутри регионального ИСК, так и на уровне ИСК России. Причем, институциональные условия для такого взаимодействия создаются как по горизонтали, так и по вертикали. Например, Асаул А.Н. отмечает, что в Санкт-Петербургском инвестиционно-строительном комплексе создаются сети («industrial networks») из автономных субъектов, где управляемость поддерживается не столько контрольным пакетом акций, сколько новой формой деловых отношений [24]. Нужно сказать, что указываемая Асаулом А.Н. форма взаимоотношений изложена в литературе. Например, Хенди Ч. исследует ситуацию бизнес-объединения, где между собственниками основных фондов и другими работниками появляется необходимость в контрактной форме, основанной в большей степени на автономной работе друг друга [211].

Важность указанной тенденции заключается в том, что создаваемые новые сети фактически означают новый виток эволюционного развития инвестиционно-строительного комплекса. Происходит формирование условий для качественного перехода к самоуправлению субъектов, объединенных в непрерывно изменяющиеся конфигурации.

Самоуправление является частью системы управления инвестиционно-строительным комплексом в большинстве развитых стран, где единая система управления ИСК комплексом практически отсутствует, а регулирование происходит на основе множества строительных кодексов, утверждаемых законодательными органами штатов, округов, департаментов или местными органами управления [25]. В ряде индустриально развитых стран созданы строительные министерства или министерства более широкого профиля, занимающиеся и вопросами управления строительством. Эти министерства курируют главным образом сферу строительства, которая относится к государственному сектору экономики, но в то же время оказывают значительное влияние на строительство в частном секторе экономики.

Так, в строительной отрасли в США роль регулирующего в государственном масштабе органа выполняет созданное в 1965 году Министерство жилищного строительства и городского развития. Его задачей является координация строительства объектов, финансируемых из федерального бюджета, а также строительства частных жилых домов.

В Великобритании ведущую роль в государственном регулировании строительства занимает Министерство строительства и общественных работ, в Канаде – Федеральное министерство государственного строительства, Совет по развитию строительной индустрии, Канадский государственный совет по вопросам спецификации и др. Местные органы управления в провинциях Канады имеют местные агентства, специализирующиеся на вопросах безопасности, охраны окружающей среды при ведении строительных работ и др.

Система государственного управления строительством в Германии имеет децентрализованную структуру, включающую, кроме федеральных органов, также органы земель, местного самоуправления, которые наряду с прочими проблемами занимаются и вопросами строительства. В число федеральных органов, занимающихся регулированием в строительстве, входят межведомственный Комитет по строительству и Комитет по строительству в землях (районах), Министерство строительства, планирования, жилищного и городского хозяйства и др.

Большое влияние в регулировании строительной отрасли в развитых странах оказывают различные ассоциации и объединения. Например, в США за счет отчислений строительных фирм созданы: Корпус военных инженеров, Ассоциация американских генеральных подрядчиков, Ассоциация американских архитекторов, Американское общество инженеров гражданского строительства и другие ассоциации; в Великобритании –  Федерация подрядчиков по гражданскому строительству, Национальная федерация предпринимателей в строительстве, Федерация зарубежного строительства и другие; в Японии – Японское общество инженеров гражданского строительства, Ассоциация генеральных подрядчиков и другие; в Канаде – Центральная корпорация недвижимого имущества, зданий и сооружений; в Германии – Центральный союз строительства, Главный союз стройиндустрии, Союз специализированных субподрядчиков и прочие. Эти объединения разрабатывают и издают различные нормативные документы, инструкции и положения, рекомендации, организуют семинары, школы и курсы повышения квалификации, выступают в роли консультантов правительственных органов, выпускают специальные журналы и т.д.

Система управления развитием строительного комплекса Японии базируется на управлении контрактами [110], предполагающем четкую, прежде всего, институциональную координацию действий всех участников инвестиционно-строительного процесса, направленную на достижение конечных результатов. При этом особое внимание уделяется системе формального и неформального контроля, санкций и поощрений на всех этапах инвестиционно-строительного цикла с целью максимизации гарантии контрактных сроков, уровня затрат и качества строительных работ [38, 110].

С позиций институтов, в Японии в контрактных отношениях между заказчиком и подрядчиком большое значение придается не самим контрактным документам, а взаимному стремлению участников контракта к установлению устойчивых долгосрочных отношений. Требования и термины гибки, что позволяет впоследствии сторонам контракта в полной мере учесть все изменения и обстоятельства, возникающие в процессе выполнения контракта, которые на стадии его заключения не возникали.

Существуют и международные общественные организации, занимающиеся проблемами саморегулирования в строительстве. Например, бизнес-федерация ФИАБСИ (Международная федерация профессионалов в области недвижимости), основанная в 1947 году. Это не единственная в своем роде, но, пожалуй, наиболее масштабная организация. Сегодня корпоративными членами ФИАБСИ являются более 110 профессиональных сообществ, объединяющих более 1,5 млн брокеров (риэлтеров), девелоперов, оценщиков, юристов, архитекторов из 57 стран. Еще почти 4000 специалистов предпочли индивидуальное членство в федерации. ФИАБСИ представлена в таких международных организациях, как ЮНЕСКО и ООН. И глобально, в мировом масштабе, отстаивает интересы рынка и специалистов в области недвижимости. Российский чаптер (отделение) ФИАБСИ был создан в 1995 году и сегодня отражает интересы более чем 70 корпоративных и индивидуальных членов. Круг деловых контактов организации расширяется благодаря активному сотрудничеству с другими общественными профобъединениями. Например, на 2004 год в рамках конгресса ФИАБСИ и конференции СЕРЕАН (объединения ассоциаций стран Центральной и Восточной Европы) намечено подписание договора о сотрудничестве между этими организациями на базе формального членства СЕРЕАН в ФИАБСИ.

В России сегодня особенно возрастает роль бизнес-сообществ и общественных организаций в вопросе саморегулирования ИСК [123]. Это связано с тем, что основная часть субъектов ИСК находятся в частной собственности, а инвестиции внебюджетные. Поэтому, исходя из логики существования и развития рынка, задача государства заключается в определении системы правил, норм, то есть институтов для развития конкуренции, частной инициативы, становления рынков инвестиций, подрядных работ, производства и поставок материальных ресурсов и недвижимости и т д.. Общественные же объединения призваны регулировать отношения внутри каждого рынка, между рынком и государством.

В России создан Российский союз строителей, объединяющий несколько десятков региональных союзов и ассоциаций. Самым крупным из них является Санкт-Петербургский союз строительных компаний, объединяющий свыше 300 компаний города и Ленинградской области. Он действует уже 6 лет и за эти годы вырос в 10 раз, что подтверждает его необходимость. В него входят не только строительные компании разных форм собственности и специализации, но и производители и поставщики строительных материалов, конструкций и оборудования (27% всех членов Союза), 7 крупнейших банков, 15 страховых компаний, 3 университета, проектные, риэлтерские, инвестиционные компании и т.п.

В Союз входят более 30 иностранных и иногородних компаний г. Москвы, Иванова и других, работающих в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. В компаниях, входящих в Союз, работает более 80 тыс. человек. За время существования Союза подготовлен и принят Законодательным Собранием Закон «О государственной поддержке Санкт-Петербургом инвестиций в жилищное строительство», ряд распоряжений Администрации города; разработана и 2 года действует программа «Долевое участие граждан в строительстве жилых домов с элементами ипотеки»; издается 4 специализированных журнала инвестиционно-строительного профиля, а также городская строительная газета; проведено 4 российских и 11 городских конференций по различным вопросам экономики, организации и управления строительством. создан Третейский суд для решения споров; организована постоянно действующая выставка инвестиционных проектов, новых технологий, материалов и оборудования; создается специализированная лизинговая компания «Стройлизинг»; 3 года действует инжиниринговая фирма «Инжпетрострой», созданная 40 компаниями Союза; работает 11 секций по направлениям деятельности компаний; действуют клубы руководителей компаний, главных бухгалтеров и юристов.

Существуют и другие примеры общественных организаций в ИСК г. Санкт-Петербурга. Например, Союз строительных объединений и организаций создан в июне 2002г. Кроме 14 основных членов за 2003 год в него вступили более 450 новых. Всего путем прямого и ассоциативного членства Союз охватывает более 1800 организаций. Среди них 46% – подрядчики (СМР, общестроительные работы, строительство инженерных сетей), 18% – производители и поставщики строительных материалов, инструмента, оборудования; 20% – застройщики, девелоперы, инвесторы, организаторы строительства, генподрядчики; 15% – архитекторы, проектировщики, научные, геологические, инженерные изыскания, порядка 1 % – общественные организации, консалтинг, страхование и т.д. Основными направлениями работы Союза является: информационная политика; международная и выставочная деятельность; способствование внедрению новых технологий и совершенствование нормативно-правовой базы; кадровая политика; спорт.

Несмотря на то, что опыт работы общественных организаций как в целом по России, так и Санкт-Петербургского ИСК не велик, но можно констатировать, что созданы предпосылки для формирования саморегулируемой системы на этом рынке, имеющей такие присущие рыночным отношениям атрибуты, как самостоятельность субъектов ИСК, наличие рыночных «правил игры», ориентация на спрос и предложение строительных услуг.

И если смотреть более широко, то нормальное развитие и функционирование строительного комплекса зависит, прежде всего, от сбалансированности инвестиционного спроса, материально технического развития данной сферы, наличия и эффективности работы институтов конкуренции в ИСК, и, в конечном счете, от эффективности государственного и регионального регулирования и саморегулирования деятельностью субъектов инвестиционно-строительного комплекса.

Но это требует использования новых подходов и методов решения возникающих проблем и задач изменений в структурах и моделях поведения строительных организаций. Одним из направлений решения проблем могут служить разработки в области институциональной экономики.

Использование нового подхода требует уточнения собственно содержания понятия «инвестиционно-строительный комплекс».

Подавляющее большинство авторов научно-практических публикаций, широко представленных в экономической литературе, сходятся на мнении, что инвестиционно-строительный комплекс «…представляет собой совокупность организаций, которые не только заняты возведением, реконструкцией и расширением действующих зданий и сооружений производственного и непроизводственного назначения, но и обеспечивают проведение указанных работ материально-техническими ресурсами, транспортными услугами, выполняют научно-исследовательские, проектно-изыскательские и опытно-конструкторские работы, готовят кадры» [203, с. 485]. В таблице 8 представлены основные традиционно включаемые в состав строительного комплекса России субъекты и их функции.

Таблица 8

Основные составляющие (субъекты), традиционно включаемые в состав строительного комплекса России

 

Субъекты

Основные функции

1

Строительные организации

Проведение строительно-монтажных работ

2

Промышленные организации (предприятия) по производству строительных материалов, конструкций и деталей

Изготовление строительных материалов, конструкций и деталей

3

Юридические или физические лица, выступающие в роли инвесторов (инвесторы)

Финансирование строительства объектов

4

Юридические или физические лица, исполняющие роль заказчиков (заказчики)

Организация и управление строительством объектов

5

Проектно-изыскательские организации

Проведение изыскательских работ и разработка проектно-сметной документации

6

Научно-исследовательские организации

Проведение научно-исследовательских работ в сфере капитального строительства

7

Специальные учебные организации (техникумы, училища, институты и др.)

Подготовка и переподготовка кадров

8

Организации (заводы) по производству строительных машин и оборудования

Производство и обеспечение строек оборудованием, строительными машинами, инвентарем, инструментами

В то же время нельзя сказать, что представленный в таблице 8 перечень субъектов является исчерпывающим. Например, организации (заводы) по производству строительных машин и оборудования (позиция 8) выступают одновременно и как часть машиностроительного комплекса. В состав ИСК в зависимости от целей следует в ряде случаев включать и некоторые другие субъекты хозяйствования, например, транспортные организации, организации по производству электрической энергии, металла, пара, воды и т.д. В ряде случаев важную роль играют юридические или физические лица, выполняющие в инвестиционном процессе функции застройщиков, которые обладают правами на земельный участок под застройку. Отдельные структуры исполнительной власти России также играют существенную роль в деятельности ИСК. Кроме того, в состав ИСК, как показывает практика, необходо вводить и общественные организации.

Существуют и другие определения. Например, «…инвестиционно-строительный комплекс представляет собой совокупность производственных и непроизводственных отраслей, включая управление, обеспечивающих осуществление инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений в региональных границах» [21]. В этом определении акцентирована инвестиционная составляющая ИСК и более определены его границы – регион.

Еще одна группа авторов рассматривает ИСК как сферу хозяйственной деятельности, связанную с расширенным воспроизводством основных производственных и непроизводственных фондов. В него входят только инвестиции в форме капитальных вложений, т.е. создание новых, расширение, реконструкцию, модернизацию и реставрацию существующих объектов недвижимости [37].

Нужно сказать, что ни одно из приведенных определений не может быть в приведенном виде без научной адаптации принято в научном  исследовании.

Известно, что основополагающей функцией науки является предсказательная функция. То есть, задача научного исследователя сводится не просто к описанию существующей реальной ситуации в тех или иных предметных границах объекта, а, прежде всего, к научному обоснованию дальнейших перспектив развития, совершенствованию принципов и методов изучения реальности. Приведенные же трактовки ИСК отражают существующее положение дел.

Кроме того, основным их недостатком является то, что в состав инвестиционно-строительного комплекса не входят организации, предприятия, другие юридические и физические лица, являющиеся потребителями продукции данной сферы, или представляющие их интересы, не включены, в том числе, и общественные саморегулируемые организации, необходимость существования которых в ИСК объективно подтверждается практикой отечественного и международного бизнеса.

Этот, казалось бы, недочет, приводит к существенным проблемам – недооценке качественных и количественных характеристик спроса на продукцию строительного комплекса, а, следовательно, к заранее планируемым убыткам. Ни одно из приведенных определений не содержит упоминания о той потребительской ценности, ради которой, собственно, данная сфера национальной экономики и существует.

Необходимо еще отметить следующее, не менее важное обстоятельство. Ни одно из представленных мнений не содержит упоминания об инновационной составляющей строительного комплекса. Выше подчеркивалось, что в основной своей массе инвестиции в основной капитал осуществляются в сырьевые отрасли, что объясняется экспортным характером их продукции, и в высокорентабельные отрасли новой экономики. Качественные характеристики инноваций в строительном комплексе напрямую влияют на качество отправляемых на экспорт ресурсов, на уровень рентабельности отраслей новой экономики, а, следовательно, и на поступления в бюджет. Без акцента на инновационной составляющей в строительном комплексе России «теряются» в научных исследованиях проблемы, связанные с непрерывностью развития цикла расширенного воспроизводства. Как подчеркивают большинство авторов [например, 36, 37, 203 и др.], показатели развития инвестиционно-строительного комплекса коррелируют не только с уровнем инвестирования в основной капитал, но и с показателями валового внутреннего продукта. Но при значительном росте инвестиционного спроса данная сфера материального производства не сможет справиться с нуждами экономики – основные производственные фонды сильно изношены. Решить же проблему их обновления и особенно наращивания на новой технологической базе при сохранении существующего низкого уровня рентабельности нереально из-за недостатка средств.

Согласно теории циклов, экономические прорывы наблюдаются в годы первого десятилетия после застойного периода в развитии экономики. Это понятно, так как в такие периоды из-за отсутствия условий практическая реализация инновационных разработок носит фрагментарный характер. И на сегодняшний день в России накоплен существенный инновационный потенциал в виде инновационных проектов, изобретений, «ноу-хау». При первой же благоприятной в экономическом смысле возможности эти разработки «хлынут» потоком в экономику России. Уже сегодня необходимо создавать соответствующую организационно-управленческую, институциональную базу для их эффективного использования, в том числе и в строительстве.

И последнее. Согласно содержанию концепции информационного общества и присущей ему экономики знаний, изложенных в первом параграфе главы, немалую роль в управлении инвестиционно-строительным комплексом играют взаимодействия включаемых в них субъектов рынка, характер этих взаимодействий, специфические особенности, как самих субъектов, так и их взаимоотношений, собственно процесса формирования и реализации взаимодействий. Правила, нормы, рыночные институты, формально и неформально устанавливаемые, могут выступать как ограничивающие факторы, так и как стимулирующие. Особенно последнее актуализируется с акцентом в развитии инвестиционно-строительного комплекса, как в регионах, так и в экономике России в целом, института саморегулирования рынка.

Представляется, что указанные недостатки традиционного, характерного для сегодняшнего дня понимания содержания понятия «инвестиционно-строительный комплекс» связаны с недооценкой существенной разницы между понятиями «рост» и «развитие».

Многие авторы научных статей, исследующих проблемы инвестиционно-строительного комплекса, используют эти понятия как взаимозаменяемые, фактически считая их тождественными [например, 155, 59]. Однако, как подчеркивают признанные ученые-методологи мировой экономической науки, например, Р. Акофф, в этом кроется серьезная опасность, прежде всего, с определением стратегических направлений развития субъектов ИСК [14].

По мнению указанного автора, рост означает увеличение количественных размеров как собственно субъекта рынка, так и масштабов его деятельности. Развитие же предполагает совершенствование, прежде всего, качественных характеристик. Если провести аналогию с философией науки, то взаимозаменяемость указанных понятий означает фактически тождественность таких ее фундаментальных законов, закон количественных накоплений (что в практике означает «рост») и качественных преобразований (в практике – «развитие»), чего быть не может. Эти законы взаимодополняют друг друга, точно также как понятие роста взаимодополняет понятие развития.

Из представленных рассуждений следует, что инвестиционная, строительная составляющие и институциональные взаимодействия субъектов ИСК взаимодополняют друг друга. При этом первое в большинстве случаев означает рост деятельности, а второе – ее качественное преобразование. Кроме того, согласно традиционным представлениям теории менеджмента, целеполагание является исходным моментом в деятельности субъекта. Следовательно, целевая функция субъекта ИСК начинается с формулирования миссии, в границах которой определяется ряд важнейших стратегических целей, в дальнейшем конкретизируемых в совокупности тактических, оперативных целей и задач, реализуемых только посредством формирования некоторой сети институциональных взаимодействий.

Миссия должна четко очерчивать предназначение субъекта, выражающее философию и смысл его существования. Но она не может и не должна зависеть от текущего состояния организации, форм и методов ее работы, так как в целом выражает устремленность в будущее, показывая, на что будут направляться усилия и какие ценности будут при этом приоритетными. Признанные научные школы в области теории менеджмента [116, 201 и т.д.] предостерегают от таких формулировок миссии, в которых указывается «… в качестве главной цели получение прибыли, несмотря на то, что прибыльная работа является важнейшим фактором жизнедеятельности …., прибыль как миссия может существенно ограничить спектр рассматриваемых организацией путей и направлений развития и, в конечном счете, приведет к неэффективной работе» [116, с. 115]. Отсюда следует обоснованность понимания ИСК именно как некоторой сети взаимодействующих субъектов, участвующих в процессе создания потребительской ценности – строительного продукта/услуги.

Данное понимание требует создания соответствующей доказательной базы. Следовательно, актуализируется проблема формирования соответствующей методологической базы, принципов, методов экономической науки, способных в совокупности решить проблему оптимизации институциональных взаимодействий субъектов ИСК.



[3] Исследование под названием: «Информационная прозрачность российских компаний в 2004 году» проводилось агентством «Standart&Poor`s» при поддержке Московской межбанковской валютной биржи (ММВБ).

[4] В частности, в конце 2003 г. Агентство Standard & Poors отказалось повышать рейтинг России до инвестиционного уровня под предлогом «необходимости проверки на прочность ее экономики низкими ценами на нефть». Тем самым, агентство дало понять, что стабильность национальной экономики до сих пор опирается на доходы экспортоориентированных сырьевых отраслей.

Предыдущая страница | Оглавление | Следующая страница



Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*