Н.А. Асаул
Теория и методология институциональных взаимодействий субъектов инвестиционно-строительного комплекса.
СПб.: «Гуманистика», 2004. –280с.

Глава 2. Методологические принципы взаимодействия субъектов инвестиционно-строительного комплекса
 

3.1. Понятие и принципы инвестиционно-строительного комплекса как открытой «живой» системы в коммуникативном менеджменте

Экономическая управленческая наука на протяжении всего периода цивилизационного развития изучала деятельность предприятия как основополагающую базу развития общества. Научное учение об управлении в организациях формировалось, начиная с 19 века, через ряд этапов. При этом научный образ организации претерпевал существенные качественные и количественные преобразования.

В научной экономической литературе представлен широкий спектр мнений о том, как формировался современный облик организации как объекта исследования. Авторитетные авторские коллективы опираются на различные группы критериев, начиная от целевых ориентиров – стратегических либо тактических, [например, 107], рассмотрением управления как функции, процесса, аппарата [например, 201], и заканчивая междисциплинарными связями управления, менеджмента и маркетинга [например, 205]. Однако, более значимым в научно-исследовательском плане для цели данного исследования является изучение генезиса управленческой науки с точки зрения формирования различных научных подходов к изучению управления взаимодействием субъектов. Из всего многообразия представленных в литературе мнений наиболее полно данный вопрос исследован и представлен в публикациях авторского коллектива школы управленческой мысли Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов [116] (рисунок Е.1 приложения Е).

Системное представление о субъекте предполагает наличие знаний о тех элементах, которые характеризуют его деятельность как таковую. Как следует из содержания рисунка Ж.1, в 1980-е годы практически закончился болезненный период ломки стереотипов управленческого мышления – переход от школы «рационального управления» к так называемому коммуникативному менеджменту.

Несмотря на полноту, собственно использование результатов генезиса управленческой науки, представленных на рисунке Ж.1, для данного исследования недостаточно, так как основано на исторической ретроспективе. Гораздо более важным является указанная на этом рисунке модель реальности, предлагаемая научными школами, в которой может быть представлена организация, то есть модели: рациональных целей, человеческих отношений, внутренних процессов, открытых систем, открытых «живых» систем. Содержание этих моделей представлено в таблице Ж.1. приложения Ж.

Как следует из содержания таблицы Ж.1, открытые системы характеризуются активным взаимодействием с внешней средой, – система управления эффективна, если в результате преобразования входов возникает дополнительный положительный эффект на выходе. В случае открытой системы рассматривается суммарный эффект от взаимодействия предприятия с окружающей средой.

Для определения принципов исследования ИСК как открытой «живой» системы целесообразно обратиться к фундаментальным разработкам ученых-методологов науки, наиболее полными из которых являются результаты исследований Дж. ван Гига [55] (рисунок З.1 приложения З).

На рисунке И.1 представлены два основных класса систем: «жесткий» и «мягкие». К первому классу относятся науки о неживой и живой природе, под последними имеются ввиду те науки, которые изучают живые объекты, если и обладающие способностью мыслить, но только на основе инстинктов. Ко второму классу систем – «мягкие» системы, относят те науки, которые в той или иной степени связаны с изучением человека, проявлением его субъективных и объективных свойств и особенностей.

С другой стороны, науки о живой природе, относящиеся к классу «жестких» систем и науки о поведении и общественные науки (класс «мягких» систем), согласно представленной на рисунке И.1. классификации, относятся к типу открытых «живых» систем, которые иногда называют органическими системами. Существенным отличием между механическими и органическими системами является следующее. Механические системы могут быть построены в значительной мере по произволу их создателей (то есть ученого-исследователя), они обладают раз и навсегда заданными извне свойствами и собственных целей не имеют. Органические же системы, а в принятой терминологии открытые «живые» системы (по аналогии с живыми, биологическими организмами) обладают способностью к сознательному изменению, к саморазвитию. Такие системы создают недостающие им органы, средства для достижения своих целей.

Конкретизируя объект исследования применительно к содержанию рисунка И.1., можно без труда заметить, что науки об управлении относятся к общественным наукам, которые, наряду с науками о поведении и живой природе относятся к классу открытых систем. Отсюда следует, что рассмотрение ИСК как открытой системы необходимо исследовать в рамках теории «мягких» систем. С точки зрения теории мягких систем ИСК может быть представлено как социальная система и организм, то есть как открытая «живая» система.

ИСК как открытая «живая» система есть абстрактная (идеальная) модель некой развивающейся как единое целое совокупности взаимосвязанных элементов, построенной на принципе аналогии развитию живого организма – человека, растения, клетки и т.п.

Признанный автор теории организации Мильнер Б.З., подчеркивая сложность организации, отмечает, что в ней «… переплетаются интересы личности и групп, стимулы и ограничения, жесткая технология и инновации, безусловная дисциплина и творчество, нормативные требования и неформальные инициативы. У организации есть свой облик, своя культура и репутация» [121, с. 21].

В управленческой науке имеются прецеденты изучения экономических организаций как открытых «живых» систем [например, 56, 58, 120, 177 и т.д.]. В частности, Гуияр Ф.Ж. и Келли Дж.Н. рассматривают предприятие как собственно человеческий организм. Левитт Т., называя потребителей «последователями бизнеса», пишет: «… Вся корпорация должна рассматриваться в качестве интересного потребителям и удовлетворяющего их нужды организма» [96, с. 30]. Такого же взгляда придерживается и Сенге П.: «Наиболее универсальный вызов, с которым мы сталкиваемся, заключается в переходе во взгляде на организацию как на машину к взгляду на организацию как на воплощение природы» [цитируется по 108, с. 93].

В то же время, необходимо подчеркнуть следующее. Исследование организаций как открытых «живых» систем свойственно для тех прикладных экономических наук, необъемлемой частью предметной области исследования которых являются рыночные процессы. В изучении же строительной отрасли такие исследования практически отсутствуют.

Наиболее распространенным взглядом на ИСК, как систему, является представление о ней, как «…управляемой совокупности применяемых ресурсов (в том числе … информационного обеспечения), обладающей способностью производить полезную продукцию, то есть обладающей производительной силой» [217, с. 59]. Другими словами, ИСК преимущественно изучается как социально-экономическая система, материальная система без акцентирования в рассмотрении его свойств как открытой и тем более «живой» системы [например, 217, 232]. Исключением могут служить исследования, посвященные маркетинговым проблемам строительной отрасли [например, 148, 176, 193].

Для того, чтобы конкретизировать методологические свойства организации как открытой «живой» системы в границах коммуникативного менеджмента как концепции, целесообразно обратиться к исследованиям Глазла Ф. и Ливехуда Б. [56, с. 22 - 23], которые исследовали ее как развивающийся живой организм. Представленная этими авторами в экономической управленческой науке классификация научных подходов к изучению организации построена на принципе особенностей теории организаций, приоритетной для той или иной научной школы. Более того, авторы не останавливаются на исторической ретроспективе развития научных подходов собственно управленческой науки, но и обоснованно включают теории мотивации и принятия решений, как необъемлемые подсистемы системного представления о развитии данной науки (таблица К.1).

Анализируя содержание таблицы К.1, нужно отметить следующее. Коммуникативный менеджмент как современное научное течение вобрал в себя наилучшие результаты всех предшествующих теорий и подходов. В частности, одной из основополагающих позиций школы движения человеческих ресурсов является представление о цели – конвергенции. Конвергенция (от лат. convergo – приближаюсь, схожусь)– это теория, согласно которой различного рода несоответствия во всех подсистемах организации в процессе ее деятельности постепенно сглаживаются и в перспективе подсистемы имеют тенденцию к полному слиянию в единое целое.

Кроме того, в коммуникативном менеджменте объекты управления представляю собой открытые «живые» системы. Управленческое воздействие в таких системах строится на управлении взаимодействием субъектов рынка в коммуникативной рыночной сети с учетом принципов: институционального характера взаимодействий, ориентации на «точки» связности в рыночной сети; самоуправления; непрерывного саморазвития взаимодействующих субъектов. Основными методами при этом являются методы, дающие наиболее адекватную оценку трансакционных издержек и их снижение как внутри субъекта, так и в сети. Обобщенную модель управления открытыми «живыми» системами можно представить в следующем виде (рисунок 8).

Систематизируя, можно выделить черты предприятия как открытой «живой» системы: ориентация на стратегию; адаптация к изменениям внешней среды и воздействиям на нее; приоритет эффективной организации; главный ресурс – люди; сферическая (плоская) организационная структура (сеть), основной упор в управленческом воздействии на коммуникативные связи; демократичный стиль управления; самоконтроль, самодисциплина (саморегулирующие системы); действия в интересах общества; ориентация на инновации и т.д.

Опираясь на указанные черты, каждый из субъектов ИСК представляет собой не просто некоторую хозяйственную единицу, результатом деятельности которой является выпуск продукции, а является равнозначным участником процесса создания потребительской ценности. То есть получаемый на выходе результат есть ресурс, но качественно преобразованный в ходе реализации внутренних, присущих предприятию как открытой «живой» системе процессов. Аналогично рассуждения строятся и относительно других субъектов процесса создания потребительской ценности.

С другой стороны, те внутренние процессы, которые ИСК как открытая «живая» система использует для качественного преобразования входящих ресурсов, также представляют собой ресурс – внутренний ресурс. И воздействия среды на деятельность всех субъектов создания конкретной потребительской ценности согласно данной логике необходимо понимать как ресурсы внешней среды, которые они в состоянии использовать в качественном преобразовании входящих и внутренних ресурсов. Кроме того, потребитель, для удовлетворения потребностей которого субъектами ИСК как открытой «живой» системы и создается некая потребительская ценность, приобретает не просто товар, а собственно ресурс, позволяющий ему реализовать свои цели. И от того, каким образом субъектам ИСК как участникам процесса создания потребительской ценности удается помочь потребителю их достичь, зависит эффективность деятельности всей цепочки (рисунок 9).

Отсюда для участников процесса создания потребительской ценности можно выделить общую функцию – оценка входящего ресурса и его преобразование согласно внутренним ресурсам. И в этом смысле никто из субъектов ИСК не может быть исключением. Каждый является непосредственным участником процесса создания потребительской ценности. Его внутренним ресурсом являются знания, которыми он обладает в отношении использования предлагаемой ему потребительской ценности для достижения целей потребления (например, потребитель).

В ряде случаев, если  такого рода знания отсутствуют, существует возможность дополнения предлагаемого потребителю ресурса, например, путем создания соответствующего информационного сопровождения товара.

В то же время, представления о качественном составе предлагаемого потребителю товара как ресурса и о тех знаниях, которые будут содержаться в сопровождающем его информационном воздействии, должны присутствовать в качестве внутреннего ресурса у каждого из остальных субъектов создания потребительской ценности. И каждая последующая стадия качественного преобразования входящего ресурса в выходящий путем использования внутреннего ресурса конкретного участника процесса фактически «приближает» товар к тому состоянию, которое необходимо потребителю для реализации его целей потребления.

Некоторые авторы сравнивают деловые процессы в организации с «двигателями жизни» или «биокорпоративными эквивалентами мышц». Действительно, процессы являются тем инструментом, который призван реализовать идеи в некоторые цепочки конкретных действий, направленных к достижению целей. Процессы «… настолько взаимосвязаны, что изменение одного из них может сказаться на всех остальных… Если рабочие процессы сформированы и согласованы правильно, и если ими соответствующим образом управляет система ценностей и показателей, то они порождают столь плавную симфонию создания ценности, что границы этих процессов фактически исчезают» [58, с. 164].

С учетом методологических принципов, у бизнес-процесса создания потребительской ценности (рисунок 9) не существует границ. Существует только некое множество субъектов, постоянно взаимодействующих между собой. При этом система их взаимодействия носит динамический характер, она все время находится в движении. В ней происходят постоянные изменения, связанные с созданием новых и разрушением старых взаимодействий между субъектами бизнес-процессов. А это в свою очередь влияет на аналогичные между субъектами других бизнес-процессов, так как все бизнес-процессы связаны между собой.

С точки же зрения отдельного субъекта модели (рисунки 0 и 2.2.), его пространство деятельности включает некоторое ограниченное число участников. То есть можно предположить, что вокруг каждого из них может существовать отдельный локальный бизнес-процесс. Отсюда можно выделить следующий ряд основных характеристик бизнес-процесса как с точки зрения методологической, так и с точки зрения отдельного субъекта (таблица 18).

Таблица 18

Основные характеристики бизнес-процесса создания потребительской ценности

Критерий

Характеристики

с методологической

точки зрения

с точки зрения

отдельного субъекта

Границы

Бесконечность

Конечны, определяются организационным восприятием участников

Состояние

Изменчиво

Стабильно

Управляемость

Ни один участник не может управлять бизнес-процессом

Все могут управлять его развитием

Количество

Одна

Бизнес-процессов столько, сколько участников

Взаимодействия между субъектами бизнес-процесса создания потребительской ценности в пределах ИСК, как локальной коммуникативной сети, предполагают осуществление трансакций и процесс адаптации.

Трансакции должны носить непрекращающийся характер. В результате обеспечивается постепенное взаимопроникновение деятельностей субъектов локального бизнес-процесса, развитие взаимной осведомленности и заинтересованности в контактах. Сам же бизнес-процесс рассматривается с позиций долгосрочной перспективы взаимодействия и выгод от совместного создания потребительской ценности. В то же время в реальности о равенстве субъектов сети можно говорить, рассматривая только какую-либо конкретную ситуацию, в абсолюте же равенства не может быть принципиально, так как для ИСК, как открытой «живой» системы, свойственно такое явление, как социализация. То есть кто-то из субъектов локального бизнес-процесса будет играть доминирующую роль, а кто-то наоборот. С другой стороны, чем более устойчив локальный бизнес-процесс, тем более трансакции, разорвать которые со временем становится все проблематичнее. И последнее. По мере развития, в каждом локальном бизнес-процессе трансакции все более стандартизируются и унифицируются.

Развитие локального бизнес-процесса взаимодействующих субъектов связано с процессами адаптации, которая может быть технической, административной, финансовой, инвестиционной, социальной и т.п. Но более важной представляется адаптация информации и знаний, так как указанные формы представляют собой проекцию конкретных знаний на содержание рыночной деятельности участников.

Важность процессов адаптации обусловлена следующим. Во-первых, адаптация приводит к росту взаимозависимости между субъектами локального бизнес-процесса. При этом зависимость может быть как равной, так и преимущественно односторонней. Во-вторых, адаптация ведет к тому, что конфликтные/спорные ситуации решаются внутри бизнес-процесса. Достижение соглашения в трансакциях воспринимается как более важное, чем разрыв, – оба субъекта занимают активную позицию в поиске решения. В-третьих, адаптация ведет к стандартизации не только принимаемых решений, но и алгоритмов их выработки, реализации, выражающейся в общем для всех субъектов отношении к бизнес-процессу, как процессу изготовления потребительской ценности за счет обмена знаниями. Таким образом, взаимодействие «… просто содействует более существенному социальному и деловому взаимовлиянию: неизбежному движению в направлении возрастающей связности» [58, с. 20].

Учитывая это обстоятельство, в процессе взаимодействия субъектов ИСК возрастает роль принципа связности. Реализация принципа связности приводит к формированию сети связности. Для таких сетей характерны точки связности, в которых в результате процесса взаимодействия происходит преобразование количественных накоплений знаний в качественные. Точки связности – это те субъекты, по отношению к которым общая связность субъектов бизнес-процесса создания потребительской ценности в пределах ИСК максимальна.  Познание всего процесса, так или иначе, предполагает анализ взаимодействия всех элементов. Основой для их действий является собственная структура знаний, созданная на основе приобретенного опыта, и информация.

Представленное сегодня в научных исследованиях понимание об объектах как открытых «живых» системах в основной своей массе предполагает выбор в качестве единицы анализа индивид – как биологический либо социальный организм, либо как отдельную подсистему организма. При этом исследователи исходят из посылки о нем как единицы поведения. Такой взгляд – монадический (монада – простая неделимая единица) – предполагает сведение поиска решений проблем к «внутрииндивидуальным проблемам, которые не касаются взаимоотношений между людьми» [166, с. 254]. Рассмотрение же ИСК как открытой «живой» системы с позиций процесса взаимодействия входящих в него субъектов объективно требует применения несколько иного подхода.

Актуальность исследования процесса взаимодействия субъектов ИСК предполагает, что не один, а, как минимум, два их них  являются единицей поведения. И даже если их отношения связи, по образному выражению Роджерса Э., «…не способны «говорить»», оно может быть принято в качестве единицы анализа. Исследования такого рода отношений методологически близки исследованию диффузии инноваций. Сравнение монадического анализа и анализа отношений в исследовании распространения инноваций представлено в таблице 19 [166, с. 258].

Диффузия есть проникновение, диффузия новаций есть проникновение идей. Данный процесс является частным случаем взаимодействия. Поэтому рассмотрение процесса взаимодействия субъектов ИСК как диады наиболее соответствует целям исследования.

Таблица 19

Сравнение монадического анализа и анализа отношений в исследовании диффузии инноваций

Характеристики научного

подхода

Типы научного подхода к проблеме диффузии

Монадический анализ

Анализ отношений

1. Единица анализа

Индивид

Коммуникативные отношения между двумя и (или более) индивидами

2. Используемая схема выборки

Случайная выборка разрозненных индивидов из более крупной выборки (в целях максимального обобщения результатов исследования)

Обследование всех подходящих респондентов в данной системе или выборка целых систем

3. Тип используемых данных

Личные и социальные характеристики индивидов и их коммуникативного поведения

То же, что и в монадическом анализе, плюс социометрические данные о коммуникативных связях

4. Основной

метод анализа данных

Корреляционный анализ данных перекрестных обзоров

Разные типы сетевого анализа данных перекрестных опросов

5. Основные

цели исследования

Определение переменных (обычно характеристики индивида), связанных с инновационной деятельностью

Определение влияния социально-культурных переменных на диффузию в системе

Рассматривая процесс взаимодействия субъектов ИСК как диаду нужно отметить, что ему присущ некий дуализм. Каждая из сторон выступает в двух ролях одновременно: субъекта и объекта управленческого воздействия. Как субъект она разрабатывает и осуществляет его, как объект – ее поведение подвергается такому воздействию. Взаимодействие возможно только в том случае, если осуществляемые сторонами управленческие воздействия в той или иной степени достигают своих целей.

На практике оба субъекта процесса взаимодействия в пределах ИСК играют роль обучающего и обучаемого одновременно. Выполнение функции взаимного обучения возможно при:

-  достаточной степени связности субъектов во взаимодействии;

-  наличии знаний, необходимых для выработки стратегии их взаимного «субъектно-субъектного» пополнения во взаимодействии;

-  степени активности в познавательной деятельности субъектов;

-  принципиальной способности к учету особенностей, присущих каждому из субъектов.

Располагая перечисленной информацией и обладая сравнимой по интенсивности активностью в деятельности, для субъектов в процессе взаимодействия при допустимых временных и стоимостных затратах на реализацию функции взаимного обучения формируется достаточно структурированное информационное пространство, доступное для обоюдного пользования и отвечающее основополагающим представлениям.

Через механизм взаимного обучения в том числе могут корректироваться и цели управленческих воздействий субъектов. Собственно управленческое воздействие направлено изначально на поведение субъекта. Но изменение поведения не может произойти без корректировки текущих знаний о нем. Это текущее знание воплощается в действительном, видимом новом поведении.

Исходя из этого, задачи управленческого воздействия каждого из субъектов взаимодействия заключаются в следующем:

-  отбор минимального объема сведений, которые в максимальной степени соответствуют цели управленческого воздействия;

-  определение последовательности подачи информации, гарантирующей четкое выстраивание системы умозаключений;

-  выбор темпа информирования;

-  предоставление информации в виде, наиболее соответствующем особенностям другого субъекта.

ИСК как открытая «живая» система есть, по аналогии с живым организмом, саморазвивающаяся и саморегулируемая система (рисунок 10).

Чтобы указанные свойства были ему присущи, связи, возникающие в процессе взаимодействия входящих в него субъектов должны носить не отрицательный, но положительный характер.

Иначе говоря, содержащийся в управленческом воздействии сигнал – входной – имеет целью увеличение реакции – выходного сигнала – через последующий рост активности в деятельности другого субъекта ИСК и изменение его поведения. То есть процесс взаимодействия приобретает форму автогенерации. Его «запуск» требует соблюдения условия стабилизации его режима, который достигается через саморегулирование.

Из рисунка 10 также следует, что поведение ИСК как открытой «живой» системы в процессе взаимодействия включенных в него субъектов строится в соответствии со следующими принципами:

1.  связности – объективное образование точек максимального «пересечения» связей в совокупности взаимодействующих индивидов;

2.  асимметрии информации – «зарождение» управленческого воздействия происходит в системе знаний субъектов ИСК, предписывающей, в том числе, и способы получения информации из окружающей среды;

3.  обучаемости – в процессе взаимодействия происходит параллельное обучение субъектов как часть адаптации, посредством которого снижаются трансакционные издержки, а собственно трансакции становятся все более устойчивыми.

4.  индивидуальности системы знаний субъекта – информация проходит сквозь систему знаний субъекта, где одна ее часть интерпретируется и «расшифровывается» в соответствие с их качественным содержанием, а другая «отсекается» как ее несоответствующая.

Причем, выделенная совокупность принципов носит, в том числе, и ограничивающий характер на процесс взаимодействия субъектов ИСК. Это проявляется, прежде всего, во втором и четвертом принципах. Поэтому их реализация требует учета того, что не только собственно разработка управленческого воздействия, но то, что процесс внесения изменений в его сущность связан со значительными затратами как в трансакциях, так и времени, необходимого для внесения этих изменений.

«… Чтобы понять отношения взаимодействия, мы должны не оставлять две его стороны в непосредственной данности, а должны … понять их как моменты третьего, высшего, которое как раз и есть понятие» [51]. Следуя этому философскому тезису Г. Гегеля, далее необходимо определиться с сущностью процесса взаимодействия субъектов ИСК.

Предыдущая страница | Оглавление | Следующая страница



Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*