Акулов В.Б., Рудаков М.Н.       
Теория Организации        
Учебное пособие. Петрозаводск: ПетрГУ, 2002.

1. Теория организации как наука
    

1.1. Собственность и управление

Собственность и управление. Общественное разделение труда и обособление функций (элементов) промышленного капитала. Раздвоение капитала. Капитал-собственность, капитал-функция, доходы от капитала-собственности и капитала-функции. Разделение прибыли, дивиденды и затраты на развитие производства. Генезис собственности, революция управляющих, противоречия в системе собственность - контроль - управление. Возможность контроля без собственности на контрольный пакет акций. Собственность на крупные пакеты акций, не обеспечивающая контроля. Роль Совета директоров в реализации контроля в акционерных обществах. Специфика малых и средних предприятий: соединение собственности, контроля и управления в одном лице.

История развития человеческого общества - это процесс его организационного прогресса, усложнения самой структуры организации людей. Форма, в которой и осуществляется данное поступательное движение, представляет собой выделение новых видов деятельности и их обособление в результате развития разделения общественного труда, сопровождаемого ростом его (общественного труда) производительной силы.

Все управленческие революции Авторы согласны с периодизацией и выделением управленческих револю-ций, предложенными проф. З. П. Румянцевой. См.: Румянцева З. П. Современный менеджмент (курс лекций) // Российский экономический журнал. 1995. № 9. С. 54. представляют собой примеры такого выделения новых видов деятельности и их обособления. Первая управленческая революция - зарождение письменности в древнем Шумере, в результате которого образовался (выделился) слой жрецов, связанных с торговыми операциями. Вторая управленческая революция - деятельность вавилонского царя Хаммурапи (18 век до н. э.), которая ознаменовалась выделением (обособлением) группы людей, профессионально занимающейся управлением государством (произошло отделение функции управления государством от церковной власти). Следующая управленческая революция связана с именем вавилонского царя Навуходоносора II (6 век до н. э.), когда фактически выделилась группа людей, профессионально занимающаяся управлением в сферах производства и строительства. Четвертая управленческая революция (XVII-XVIII вв.) ознаменовалась отделением управления от собственности. Появляется слой профессиональных управляющих, не связанных непосредственно с собственностью на средства производства. И наконец, пятая управленческая революция (конец XIX -начало в.) была связана с разделением самого управленческого труда и выделением специализированных групп управленцев, за которыми закреплялись уже определенные функции.

Все отмеченные выше революционные скачки, происходившие в результате развития разделения общественного труда, сопровождались ростом его производительной силы. Можно спорить о периодизации в науке управления, но невозможно опровергнуть связь прогресса общественного разделения труда, выделения в качестве профессиональных определенных видов деятельности и роста производительности общественного труда.

Когда процесс развития общественного разделения труда переносится на историю капитала (как экономического явления), мы можем увидеть процессы, аналогичные описанным выше. В результате общественного разделения труда произошло отделение в качестве самостоятельных таких форм капитала, как промышленный, торговый, ссудный. Подробнее см.: Маркс К. Капитал. Т. 3 // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. Ч. 1, 2. Отд. 4, 5.

В дальнейшем процесс обособления переместился в направлении от функциональной составляющей капитала к сущностной. Произошло раздвоение капитала на капитал-собственность и капитал-функцию. Этот процесс фактически совпал с четвертой управленческой революцией и осуществился на уровне ссудного капитала, который и стал противостоять всем другим формам капитала в качестве капитала-собственности.

Особо следует подчеркнуть реальность раздвоения капитала на капитал-собственность и капитал-функцию. Оно имеет место и при “механическом” отделении собственности от управления (функции), и при персонификации такого отделения (собственник - одно лицо, управляющий (высший) - другое), а также при соединении собственности и управления в одном лице.

Содержание раздвоения капитала - это раздвоение источников доходов, которые получают теперь собственники-капиталисты и высшие управляющие, становящиеся в силу этого наемными работниками капитала. И первые, и вторые черпают свой доход из прибавочного труда, т. е. в конечном итоге из бухгалтерской прибыли, которая в результате отмеченного качественного раздвоения количественно разделяется на дивиденды (доходы, получаемые собственниками капитала, например, акционерами) и прибыль, которая тратится на развитие производства и из которой управляющие могут получать определенные приплаты (премии, опционы на покупку акций и проч.). Базовый же источник зарплаты наемных управляющих (оклад), в том числе и высших, - тот же, что и у других наемных работников, - фонд оплаты труда.

Следует заметить, что конкретная практика закрепления отмеченного разделения источников в разных странах неодинаковая. Это связано и со спецификой структуры собственности, и со спецификой менеджмента, и с историческими традициями конкретной страны. Условно можно выделить два подхода к непосредственному решению проблемы оплаты труда высших наемных управляющих.

Первый - англо-американский, где оклад высших наемных управляющих составляет несопоставимо меньшую часть по сравнению с другими их доходами, которые многократно превышают зарплату рядовых сотрудников. Например, в 1996 году в 365 крупнейших американских компаниях высшие менеджеры заработали в среднем 5,8 млн. дол., что в 209 (!?) раз больше, чем оплата труда среднего сотрудника данных корпораций. В первой десятке самых высокооплачиваемых менеджеров доля оклада и премиальных составляла в общем их годовом доходе от 1,2 до 100%, в среднем 22,34%. Если не учитывать “выбивающегося” из этого списка Лоуренса Косса (“Green Tree Financial”) c его 102,449 млн. дол. годового дохода, целиком состоящего из оклада и премиальных, то у оставшихся девяти менеджеров доля базовых источников оплаты труда составляет только 7,72% их годового дохода. Рассчитано по: Кобяков А. Сколько получает высший менеджер в США // Эксперт. 1997.  № 15. С. 15.

Другой подход к оплате труда высших управляющих сложился в Японии и Западной Европе, где основной ее формой остается оклад вне зависимости от результатов деятельности предприятия. Следует отметить, что разрыв в оплате труда высших управляющих и рядовых работников в этих странах во много раз меньше, чем в США и Великобритании.

Россия в этом вопросе, скорее всего, тяготеет к первому типу организации вознаграждения высших управляющих, сочетающему колоссальный разрыв в оплате труда первых руководителей по сравнению с оплатой рядовых сотрудников и незначительной долей базовой оплаты труда высших менеджеров в общем доходе, который они получают за год.

Именно в связи с проблемой оплаты труда высших менеджеров в США в свое время и стали говорить о революции управляющих. Berle A., Means G. The modern corporation and private property. N. Y., 1932. Авторы этой книги приписали наемным управляющим особую роль в жизни фирмы, которая сводится к тому, что именно к ним в значительной степени переходит контроль за деятельностью корпораций в условиях высокоразвитого рынка капиталов.

Однако следует заметить, что объективной основой постановки вопроса о революции управляющих является развитие отношений собственности (уменьшение размеров контрольного пакета акций, выделение в качестве самостоятельных, помимо непосредственно собственности, отношений контроля, которые стали нетождественны владению самим капиталом). Противоречивая система собственность - функция О противоречиях между собственниками и наемными управляющими (менеджерами) см.: Акулов В. Б. Финансовый менеджмент. Петрозаводск, 1997. С. 46.трансформировалась в “треугольник”: собственность - контроль - функция (управление). Такое развитие, как это ни странно, тоже связано с продолжением процесса общественного разделения труда и выделением, соответственно, группы людей, которые профессионально могут контролировать работу компании, не будучи ее прямыми собственниками. Можно также говорить о разделении управления на непосредственно организацию (остается за наемными управляющими) и контроль за работой компании.

Контроль - сложнейшая проблема для капитала, так как здесь возможны самые причудливые комбинации, например: 1) контроль осуществляют собственники капитала (контрольного пакета акций), 2) контроль осуществляют менеджеры (наемные управляющие), реальные же собственники, в том числе и владельцы крупных пакетов акций, не участвуют в контроле и получают только дивиденды, 3) имеет место своеобразная комбинация контроля со стороны и собственников, и высших наемных управляющих, 4) контроль осуществляют юридические или физические лица, не являющиеся ни собственниками контрольного пакета акций, ни высшими управляющими.

Контроль “материализуется” организационно в Совете директоров компании. Совет директоров - руководящий орган компании. Именно он ответственен за разработку и реализацию стратегии развития компании, именно на его заседаниях принимаются принципиальные решения, которые фактически определяют ее судьбу.

Члены Совета директоров выбираются на собрании акционеров. Сама процедура выборов уже дает возможность получить руководящий орган, не соответствующий по своему составу и структуре реальному распределению собственности.

Причин тому несколько. Во-первых, это и неполная явка акционеров (мелкие акционеры, как правило, не всегда принимают участие в собраниях акционеров и перепоручают право голосования другим субъектам). Во-вторых, существование личной унии (взаимного представительства магнатов финансового капитала в различных компаниях, когда одно и то же лицо является членом Совета директоров многих компаний, во всех представляя одни и те же интересы (интересы одних и тех же групп, кланов)). При этом собственники, владея даже большим пакетом акций, но меньше, чем 50%, не в состоянии осуществлять контроль. Он переходит к какой-то другой структуре, где знакомые уже лица осуществляют функцию контроля. И наконец, причиной непропорционального распределения реальной собственности, не соответствующего распределению мест в составе Совета директоров, является...сам человек, владеющий количеством голосов, пропорциональным количеству акций компании. Он может голосовать иррационально под внешним давлением (угроза, шантаж или иные причины), исходя из корыстных интересов (за “правильное” голосование он получает больше, например, в результате подкупа) или в результате иных причин, не связанных с указанными выше.

Все перечисленное, с нашей точки зрения, дает основания утверждать, что распределение мест в Совете директоров нетождественно распределению самого капитала, т. е. собственности на него (вопрос распределения собственности и, соответственно, контроля в разных странах будет рассмотрен ниже, см. 3.5).

Можно утверждать, что в конечном итоге существуют четыре описанные выше комбинации собственности, контроля и управления (менеджмента). Забегая вперед (о структуре собственности на капитал см. 3.5), можно с известной степенью точности утверждать, что в американских фирмах контроль преимущественно осуществляется в форме 3) (см. с. 46), другие варианты - равновероятны. В японских компаниях преобладает первый тип соотношения собственности, контроля и менеджмента, другие формы - менее вероятны. В российских компаниях преобладающей является вторая форма соотношения собственности, контроля и менеджмента, другие - менее вероятны (см. с. 45).

Все вышесказанное непосредственным образом связано с деятельностью капитала в акционерной форме, которая не является единственной. Наряду с ней существуют и индивидуальные виды собственности на капитал, и товарищества, и партнерства капиталистов (об организационно-правовых формах существования капитала см. подробнее 3.4).

Если делить капитал условно на крупный, средний и мелкий, то сказанное выше в наибольшей степени относится к крупному капиталу, в меньшей степени - к среднему и в самой незначительной степени - к мелкому.

Как правило, проблема пресловутого треугольника: собственность - контроль - управление практически не касается мелких и средних капиталов, так как там очень часто собственник является управляющим и осуществляет контроль за деятельностью предприятия. Исключениями являются те средние и малые компании, которые связаны определенной зависимостью с крупным капиталом (посредством контрактных отношений, отношений субподряда, франчайзинга и проч., подробнее об этих организационных формах см. 2.3). В этом случае контроль за деятельностью предприятий становится внешним, хотя собственность и управление по-прежнему могут быть представлены в одном лице.

С политэкономической точки зрения мы здесь говорим о мелкотоварном производстве, которое не может на устойчивой основе использовать наемный труд. Мелкотоварные производители могут быть самостоятельными, работая на свободный рынок (нет проблемы треугольника, но нет и каких-либо гарантий дальнейшего существования), или попадают в зависимость от крупных капиталов посредством контрактных отношений, отношений субподряда, франчайзинга или каких-то иных организационных форм зависимости (передача контроля внешним экономическим субъектам). При этом малый капитал, жертвуя своей свободой и независимостью, получает известные гарантии своего существования в организационных рамках крупных капиталов.

Следующая проблема, которую необходимо рассмотреть, - это развитие капитала в формах его концентрации и централизации.

Предыдущая страница | Оглавление | Следующая страница



Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*